Бакланов А.В. 

Хроники
   Жакко

» » Упражнения в третьем способе
Навигация
     

RSS 2
Располагайтесь
     

Новости сайта
     
Облако тегов
     
  Популярные ключевые слова ..

Архив публикаций
     
Ноябрь 2018 (1)
Июнь 2018 (15)
Апрель 2018 (1)
Январь 2018 (2)
Июль 2017 (1)
Май 2017 (2)







Упражнения в третьем способе   
 
Упражнения в третьем способеЭта повесть опубликована на сайте www.zhurnal.lib.ru. Читайте все сами. Читайте и смейтесь. Читайте и говорите, что это было с вами. Почему? Потому, что это написал наш Земляк.

"Всякую проблему можно преодолеть тремя способами:
правильно, неправильно и еще так, как это делают в армии"

Импортная мудрость



В бытность свою в середине 70-х лейтенантом ПВО на "точке" ЗРК С-75 ваш покорный слуга многого чего нагляделся. Нет, "пиджаком" я не был. Командир батареи, умелец и умница, предпочитавший "Литературку" "Красной звезде", настоящий мастер своего дела так говорил.
- Вот всем ты, Профессор, хороший офицер. Одно плохо. МГУ из тебя часто прёт. Всё-то тебе надо знать, зачем вот это, да вон то почему. Ты, главное, разучись задавать вопрос "а на х*ра?". И служить станет гораздо легче. В крайнем случае скажи "есть!", а делай по своему.

Совету я внял, по мере возможности. И служить стало просто. В режиме "наблюдения жизни".
- Круглое таскать, плоское катать!
- Есть! Кабина "П" прИняла!

Вот так. С должным цинизЬмом. Но оскорблений не спускал. Вежливенько так, с лёгонькой насмешечкой - ну что, по большому счету, он может мне сделать?.
- Товарищ подполковник! А ведь вы забываетесь! Теряете контроль! Вы это... Возьмите себя в руки, товарищ подполковник!

И начальник, чаще всего из проверяющих (свои язык мой длинный, за который я, собственно, в армию и угодил, знали) как-то сразу обалдевал... Гас как-то.

Нет, не был я "пиджаком". Я был "двухгАдЮчником".

Высказывание, приведенное в качестве эпиграфа, молва приписывает президенту Эйзенхауэру. Он, как генерал US Army , такие вещи тонко понимал. Однако и Советская армия в этом деле от других не отличалась. Скорее наоборот, могла иностранцам сто очков форы выдать. Слава Богу, не в Америке живём. У нас "тяготы и лишения воинской службы" , которые надо "стойко переносить" , то бишь, преодолевать, прямо и недвусмысленно предусмотрены Присягой. Вот по этой директрисе дальше я и покачусь. Извлекая из памяти с опорой на не очень регулярные дневниковые записки. В направлении армейского способа преодоления.

На "Певуне" командиром был седовласый капитан Б., от фамилии имевший прозвище Братан. "Певун" был хорошим дивизионом в смысле условий службы. Там даже широкоэкранный кинопроектор имелся. По договорённости с гражданскими фильмы крутили из современного кинопроката, включая и иностранные, да еще и по три раза в неделю. Но главное - не было на "Певуне" ракет модификации "ромашка". Потому трехсменный пост был там не нужен и у солдат появлялась возможность разок месяца так в полтора в увольнение сходить. В большое, даже слишком, село Великое, Некрасовым упоминаемое.

Однажды в субботу, в аккурат в моё дежурство, вернулись из увольнения два воина с побитыми мордами. Как раз тут в штаб и Братан заявился. В боевом духе. Но не совсем уж пьяный. Братан, честно сказать, "вес держать" умел.
- Что? Как?! Наших людей побили!? Гражданские? В клубе? Так, время восемь, а танцы до одиннадцати... **вского сюда!

Вызвал командира взвода, поднял "в ружье" человек восемь с карабинами без патронов, усадил их и побитых в ГАЗ-52 и уехал. Дальше - со слов ст. л-та **вского.

"Братан выстроил бойцов полукругом у входа в клуб, приказал примкнуть штыки и взять карабины наперевес. Зрелище - будь здоров. Впечатляющее. Представь, выходишь, а на тебя со всех сторон штыки. Сам же Братан вошел внутрь и полностью вырубил там свет. После этого он выпускал из дверей по одному, освещая фонарем и разыскивая обидчиков. Нашел и отвез в милицию. Ну, по дороге еще и чуток им намяли".

Потом была разборка. Братану вставили - и по служебному и по партийному. Мне, чтобы не забыть, тоже отломилось. Как дежурному. За несообщение вышестоящему КП о выезде машины после 18 часов. Что до солдат, то очень они Братана зауважали.

Слово (термин) рождается тогда, когда в нём появляется необходимость. Когда что-то становится достаточно частым, приходится с ним работать и это что-то требуется коротко и доходчиво обозначить. Угадайте с двух раз - как сейчас называют проведенную капитаном Братаном операцию?

Вскоре меня на "Планшет" перевели. На оставшиеся полтора года. Со всеми тамошними удовольствиями от "ромашек", до обусловленного их хранением центрального отопления. В тот момент с "Планшета" сразу три двухгодичника на ДМБ собирались через месяц. А на замену им я один. Одному из двухгадов, Володе, уже 31 год минул. В Москве жена и дочка. И вторую родила прямо вот только что. Жену из роддома встретить - святое дело. Но дивизион на первом сроке, в город отлучиться и то еще напросишься, а тут в Москву... Вова дисциплинированно в установленном порядке за разрешением в полк. Папа тогда в отпуске был и за командира оставался его заместитель. Майор Рома Попкович.

О Романе Семёныче надо сказать отдельно. В нем как бы сидело два человека. Один вне службы. Отличный волейболист. Интеллигентный человек. Эрудированный, умный, с очень развитой речью. Другой - военный. Служака. Любитель внезапных проверок. Придирчивый ко всему. От дисциплины до содержания и внешнего вида конспектов. Не очень-то вникающий в технику, но здорово рассекающий в боевой работе. Изъясняющийся на командирским жаргоне, в котором каждая фраза заканчивалась невнятным, глотаемым то ли "ёптыть", то ли "ёныть". В те времена, поди, и в страшном сне не могло ему привидеться, что спустя четверть века из рук митрополита Ювеналия получит он православный орден за заслуги перед Церковью. Рома, как первый зам, у нас часто бывал. Потому что запасной КП полка числился за "Планшетом". От него, кстати, я и огрёб прозвище "Профессор". За то, что логарифм от 1.6 в уме посчитал до третьего знака. Они с комбатом потом по таблицам Брадиса проверяли. Между нами, задачка для хорошего школьника. Рому же в полку за глаза звали ПОпковичем.

Словом, служака ПОпкович Володю в Москву не отпустил. Хотя я вот он был - за Вову готовность обеспечивать. Но "отец-ювелир" Володя на запрет положил и тихо отвалил, приняв самостоятельное решение. Четыре часа ночью поездом - и в Москве. Жену встретил, всё путем, следующим утром назад хотел. А мы его на месте прикрывали. Однако не таков был Роман Семёныч. Не поленился лично на "Планшет" приехать в этот день. Специально, чтобы наличие Вовы проверить, заодно и прочий шмон навести. Дальше - дело техники. Адрес из личного дела, звонок в Москву и в пять утра в квартиру к Вове пожаловал комендантский патруль. Увели хозяина под белы рученьки. Жена, напомню, первую ночь после роддома. Обалдеть... Володя вернулся через лишние сутки недоумевающий, обиженный и злой как собака.

Через неделю стоя оперативным на ДКП получил он по "громкой" от вышестоящего обращение к "Планшету", заканчивающееся традиционным "ептыть". Это Рома в неурочный час на КП полка оказался. Тут Вова и сделал вид, что не узнал-не понял. И ответил в вольно-оскорбительной форме:
- Эй, в рассаднике! (у ПКП позывной был "Парник", но его синоним "рассадник" там не переваривали). Не понял вас! Ты там х**-то изо рта вынимай, когда вызываешь!

Володю с дежурства, конечно, сняли. Но много ли в армии нужно? Несколько дней весь полк восторгался, случай этот пересказывая.

Интересно, сейчас, когда Роман Семёнович, ставший позже генералом, побывал в мэрах, сенаторах, депутатах Госдумы и даже возглавлял её комитет по обороне после гибели Рохлина, помнит ли он эту историю с роддомом? Как бы он сейчас к своему поступку отнесся, герой православия? Какая ипостась в нем сейчас преобладает?

На "Планшете" я у двух командиров дивизиона послужил. Не считая начштаба, месяца три временно исполнявшего командирские обязанности.

Один - тоже капитан и тоже Б., но не Братан, большой оказался любитель "повоевать". Первой реакцией на любое мало-мальски значимое событие у него было - ГОТОВНОСТЬ ПОЛНОМУ! И кнопкой - щёлк! Сам он бегал как лось и встречал мчащийся по готовности полный расчёт уже на ДКП, он же дивизионный командный пункт, он же Центр, с секундомером.
- Вы опоздали ровно на восемь секунд, товарищ-щ лей-те-нант!

Сразу замечу, что обращение к младшему по званию с употреблением слова "товарищ" в армии принято применять именно тогда, когда младшего надо отчитать или просто напомнить этому дерьму его место. Т.е. "товарищ" это еще не оскорбление, но уже почти.

Развлекухой командира было проделывать этакие номера с готовностью еще и по субботам, причем именно в тот момент, когда больше двух офицеров одновременно в баню заходило. Он банную дверь из окон своей квартиры видел. Подождет маленько, чтобы разделись-намылились, позвонит на Центр и - УУУ-УУУ - завыло! Кому цирк, а кому... Ладно хоть летом. Потому в баню ходили не больше чем по два. Но мало того - готовность полному он объявлял не просто, а по полной программе, типа мини-учений. С получением личного оружия и т.п. Пока ребята не уволились, я за штатом был и под это дело временно пихнули Профессора в расписание по готовности командиром пулеметного расчета. Т.е. бежишь сначала на Центр, а после контроля станции возвращаешься, получаешь в ружкомнате крупнокалиберный пулемет ДШК и тащишь его на позицию. Там на горочке спецтренога была оборудована для кругового обстрела воздушных целей. И все это на хронометраж. В расчёте, кроме меня - полтора недомерка из хозбанды. Хорошо еще, что я тогда молод был и тренирован. Весит-то ДШК о-го-го. Надо в справочнике глянуть, но, по памяти, килограммов на шестьдесят потянет. В общем, удовольствие ниже среднего, особенно когда по жаре в химзащите, да по паре-тройке раз в день.

Сама же боевая подготовка операторов и состояние техники капитана Толю Б. не колыхали. Он из стартовиков происходил и в станции слабо волок. Все эти дела на моем комбате лежали. Вышеупомянутом. И было бы такое разделение функций нормальным, если бы не одно но. Толя в академию собирался и не дай Бог, ежели что где, да вдруг... Потому показуха для начальства являлась в тот момент его главным делом. Хотя, наверное, и велением души. К примеру, очень он любил после развода устроить торжественное прохождение дивизиона.
- К торже-е-е-ственному маршу!
- Па-ба-та-рейно!
- На одного линейного дистанции! - там и шагать-то людей не хватало, потому вместо линейных у нас вешки стояли.
- Взвод управления прямо, остальные напрааа...-ву!
- Шаго-о-ом... - марш!
- Трум-турум-тум - ту-дуруту-тум! - это выдрессированный дневальный нажимал кнопарь и плац вздрагивал от "Прощанья славянки".

И мы, в колонне по два, отбивали шаг мимо крыльца, где, отдавая честь, стояли Толя, Герман и ППС. Нас там всех-то и с полсотни в строю не набиралось. Потому мне всё это очень напоминало тот эпизод у Гашека, где престарелый генерал заставлял рассчитываться на первый-второй двух оставшихся у него денщиков.
- Та-тии-та-та-там... Страна-аа зовёт в поход!

На траверзе начальства командиры, идущие отдельно впереди своих подразделений, вскидывали руку, а мы, по фиксации её у козырька, резко брали руки по швам и кидали головы вправо, равняясь на крыльцо. Нет, что-то в этом было...

Да-а-а, любил Толя этакие штучки.

Чтобы на звуки ревуна лихо люди мчались. И еще чтобы всё "блестело, как у кота ... глаза". Размеры территории стандартные. 400 на 400. Шестнадцать гектаров, как легко подсчитать. И ведь не просто чисто поле. Оборудованная позиция. Вот это-то "блестело" и занимало всё время личного состава оставшееся от беготни. А когда же людей боевой работе обучать, если командир другое приказал? Комбат-голова решил эту проблему по-армейски. Данной ему властью он вечерами объявлял ночные занятия батарее. Станция гудит, будка "П" моя по азимуту туда-сюда гуляет, переключатели антенн хлюпают... Это операторы тренируются. Утром на разводе командиру доклад - первая батарея ночью тренировалась, личному составу полагается отдыхать. Восемь часов сна согласно уставу. И привет лакировке окружающей действительности. Только вот офицерам приходилось туговато. И ночью они не шибко подремали и днем от службы не свободны. Да еще и дежурства. Когда, наконец, Толя из дивизиона в академию съехал, все вздохнули радостно.

После Толи начальник штаба дивизиона стал ВРИО командира. Без освобождения от своих штатных обязанностей. Майор Герман Р. службу давно понЯл. Уж если мы тут, в посконной Руси на ушах стояли, то в погранзоне служить - это вам не за конец подержаться. Герману же восемнадцать лет, сидя на мысе Сухой Нос довелось над Белым морем небо охранять. Под его любимые "Бригантину" и вот эту:

...Вдали от жилого угла

Стоит среди скал* наша "точка".

Сначала свихнешься с ума,

А там ни жены, ни сыночка...

*) варианты - средь болот, тундр, лесов, степей, песков и т.д.



Черная офицерская кость. Лишь только после того как сюда заменился, Герман и жениться-то сумел. Два года до выслуги, а сыну всего четыре. Не то, что у ППСа, замполита того же возраста - старший женат, дочка на выданье. Майору даже в отпуск толком поехать было некуда. Так в ДОСе и отдыхал, в акустической доступности плаца. Уважали Германа. Хоть и по службе был строгим, а в горячке сильно, изощренно и крепко изматерить мог. Строгим был, но отходчивым. Справедливым. Зла не держал, и на него не держали. Воины про "Гошу" даже частушки и песни складывали, а в фольклор ведь кто попало не влетает. Перлы выдаваемых на разводах высказываний Германа были те еще. Куда там Черномырдину. Федя, командир взвода управления "германизмы" даже коллекционировал. Жаль мата в них многовато, верно, не придется процитировать.

В ту самую как раз пору надумал я с кандидатским минимумом как-то вопрос решать. Чтобы время не терять. Хотя бы по философии экзамен столкнуть, раз уж мне так со службой повезло - всего двадцать верст от города. Университет марксизма-ленинизма при гарнизонном Доме офицеров отпал по двум причинам. Во-первых, это дело там занимало целый год и могло в любой момент сдохнуть. Во-вторых, это сейчас без вопросов можно иметь диплом, в котором написано типа - закончил институт электронной техники по специальности "психология". Тогда же мне казалось, что фраза "представлен документ о сдаче минимума по философии в УМЛ ГДО..." на защите диссертации в МГУ будет звучать анекдотически неприлично. Следовательно, затевать всё это надо было в местном Университете. Однако в Армии всё предусмотрено, расписано и вариант с обучением военнослужащего в гражданском ВУЗе вполне регламентирован. И согласно упомянутому регламенту разрешение на такое может дать начальник кадров соединения, в моём случае корпуса. По моему рапорту, посылаемому "по команде". "По команде" - это означает через всех прямых начальников пропустить снизу вверх. Вывод тут на поверхности. Непременно найдется сука, которая рапорт зарубит. Или потеряет. Ну, ладушки. Как там проблемы одолевают в армии?

Как только появилась возможность, еду в город. В университете узнаю - занятия раз в неделю с ноября, экзамены через полгода, в мае. Никаких разрешений им не нужно, но требуется характеристика-рекомендация. А если из МГУ - подойдет? Ну конечно! Звоню в Москву, шефуля присылает бумагу с печатью. За подписью знаменитыми зелеными чернилами незабвенного Василия Степановича Фурсова. Документы подготовлены, можно подавать. Благо дивизион на третьем сроке. Я к комбату.
- Товарищ майор! Разрешите исчезнуть на четыре часа!
- Чего это тебе так подпёрло?
- В город хочу смотаться. В университет надо поступить.
- Ну, дава-ай. Приедешь - доложишь.

Приехал, доложил.
- Прибыл, замечаний не имел.
- Поступил ?
- Так точно !
- Ну, ты и гу-усь! За три с половиной часа на всё-про-всё, да еще вместе с дорогой...

Наступил ноябрь. Вызов прислали о начале занятий, а у нас первый срок. Выезд из пределов только с разрешения комполка. Герман звонит, я рядом на параллельном. Папа на проводе .
- Виктор Алексеевич! Тут Профессору надо в город, в университете философией заниматься...
- Какой это такой философией?
- Марксистско-ленинской .
- Интересно. Почему же я про это ничего не знаю?
- А это через политорганы прошло.

Все же-таки тёртый Герман мужик. Знает, что сказать. И в должном темпе. Сходу, по военному.
- Ну , ладно . Пусть едет .

Через неделю история повторилась. Только мудрый Гоша звонил уже не командиру, а замполиту полка.
- А почему мне про это не известно?
- Это командир части разрешил. Еще на прошлой неделе.

Вот так. И начальники привыкли. Через месяц, когда и комполка и замполит как раз в четверг на "Планшет" пожаловали , я уже прямо к ним в наглую подошел.
- Товарищ полковник! Разрешите с вами в город? Мне на занятия.

И поехал с ними как миленькими.

Э-хе-хе, эти занятия... От английского пришлось сразу отказаться. Двух отлучек в неделю я бы никак не потянул. Да и четверги нелегко дались. Чтобы мое дежурство на них не попало, меняться приходилось. Чаще всего на субботу-воскресенье. И все равно, не все занятия посетить довелось. Должен сказать, философию читали хорошо. Профессор Шубняков. Уж на что я её не шибко любил, но тут нравилось. Или, может, просто от службы отдыхал в другой обстановке. Группа была без специализации. И технари, и гуманитарии в одной куче. Следователь, помню, был из прокуратуры. Экономисты. Инженеры с "Автодизеля". На семинарах разница заметна была. Одна дама, экскурсоводша по местным историческим примечательностям, потрясающую дикцию имела. Мне же, наоборот, очен-но себя контролировать приходилось. Чтобы на военно-матерном языке чего не влепить. Да уж. Реферат я на дежурствах по ночам сочинял. Из физики вообще-то, а не из Маркса. С названием учудил, до сих пор горжусь. "Аналогии и моделирование. Гносеологическое значение изоморфизма качественно разнородных структур". Кстати, вот что удивительно. Как диссертация моя полностью называлась, вспомнить не могу. Содержание помню, чуть ли не по параграфам, а название надо в автореферате смотреть. А у какой-то дребедени - запомнилось... Большая часть группы нашей до экзамена добралось и благополучно его одолела, завершив легкой пьянкой в кабаке.


Месяца три Герман "точкой" поруководил, а потом подполковника А. прислали, дядю Колю. По замене из ГДР. Из ПВО сухопутных войск в ПВО страны. Вот он я, здрас-сте.
- Это чёрт знает что, куда я попал! - заявил он день на третий, - Во всём дивизионе не могу найти еще двух офицеров, чтобы пулю расписать. Профессор ! Ты университет закончил . Почему в преферанс не играешь?
- Так получилось, товарищ подполковник! У меня проявление азарта выливается в другие формы...

Комбат сразу окрестил его "аншефом", а воины - Анискиным. У нас рабочий день (ну, анекдот!) по писаному в 18-40 заканчивался. Шеф стал на 19-00 совещание назначать. Всех офицеров и прапоров. Каждый день. Если Анискину было что сказать по делу - то минут на 15 . Если же не было, то держись! Сперва шефуля произносил речугу о том, какие благородные и порядочные люди военные и какое барахло все остальные. Особенно впечатлял меня его тезис о презумпции звания.
- Если рядовой говорит мне одно, - излагал дядя Коля, - а сержант говорит другое, то я верю сержанту. Потому, что он старше по званию.

Затем, по которому уже разу, шеф начинал вспоминать персональные грехи присутствующих. Словом, с этих совещаний на ужин, начинавшийся в 19-50 (я с солдатами питался) я редко успевал. Кухня мне потом отдельно разогревала.

Вообще-то командир из Николая Ивановича был не плох. И знания были нормальные и характер независимый. И пил в меру. Но был дядя Коля самодуром. Это не ругательство и не оскорбление. Самодур это тот, у кого отношение к окружающим, к ситуации и принятие по ним решения зависит от собственного его в тот момент настроения. И по решению этому сохраняется определенная упёртость даже тогда, когда настроение поменялось.

Есть ли на сомнительные решения таких начальников способ демпфирования? Ну а как же! В армии всё есть! Тут я добром должен военную кафедру вспомнить. Точнее, начальника физфаковского цикла подполковника Г-ца, популярного под кличкой Григ. Насмешники-студенты героя факультетских легенд, баек и анекдотов Грига все-таки здорово уважали. За знания, за хоть и военные, но изящные приколы при проведении занятий. И, в общем-то, за человечность. С нашего курса он нескольких обладателей выговоров с предупреждением об отчислении на поруки взял. Хоть и проступки их были не по его департаменту. Григу самому полковничью звезду то вешали, то снимали. За характер шебутной. Рассказывали, будто был такой случай. Привелось ему звание обмывать. В ресторане "Пекин". Там встретился им при выходе полковник китайский. В форме. Дело было вскоре после пограничного конфликта на Даманском. И поддатый Григ прямо на лестнице, "не отходя от кассы", сделал китайцу "козу".
- У-тютю-тютю! - и двумя пальцами в живот.

А китаец-то оказался дипломатом. Каким-то там помощником военного атташе. По конвенции от "где-то сразу после Ватерлоо" оскорбление лицом государевым любого человека с диппаспортом есть оскорбление представляемой им страны. Быстренько тут Григу звезду и сняли. Через год вернули, а потом опять сняли за что-то еще. Но с должности не трогали. По григовским учебникам, наиподробнейше описывающим СНР-75 "Волхов" все ЗРВ учились. Настольные книги училищ, кафедр и войск. Великолепным преподавателем он был, военный московский армянин.

Но ближе к теме. Сто выпускничков нашего курса в войска шло. И уже после выпуска собрал Григ желающих на прощальную лекцию-инструктаж. Человек двадцать набралось.
- Вы, ребята, похоже, последние двухгодичники. Готовится приказ после вас призыв тормознуть. И я не хочу, чтобы о вашем брате впечатление в войсках осталось, как о растяпах интеллигентных. Как о ЧМО - чрезвычайном московском ополчении 41-го года. Ведь вы - мой продукт. И потому расскажу вам, сколько могу, всякие конкретные военные штучки. Чтобы вы там лопухами не оказались.

Это было то что надо! Какое шмотьё мы должны получить, и как нас при этом кинуть могут, с кем водку пить, а с кем воздерживаться и т.д. и т.п. И про глупые приказания тоже. Очень эта практическая лекция пригодилась. Двухгодичников же потом действительно года четыре-пять не призывали. Вот я на "Планшете" и крутился как бобик сразу на трех системах, целых восемь месяцев исполняя капитанские обязанности начальника второго отделения с одним прапором и одним кадровым старлеем-координатчиком в подчинении. Лишь под конец нагрузку облегчили из внутренних резервов.

Ну, так вот, о дяде Коле. Бзыкнуло ему развернуть на "Планшете" строительство. Сначала теплый бокс хотел на два седельных тягача ТЗМ-ки. Потом, когда не получилось, еще что-то, поменьше, но непременно "большое и чистое"... Но стройки-то в плане нет. Где же тогда материалы брать? Да где придется! У гражданских украдем. Какие подвернутся, те и приватизируем. Вызвал он раз в воскресенье меня и еще одного старлея-стартовика.
- Берите КРАЗ, автокран и езжайте туда-то. Там, я проезжал, гражданские столбы осветительные для установки вдоль дороги разложили. Заберите штук 5, только по-шустрому.

Сели мы с Юрком старшими машин и поехали. Подкатили, посмотрели. Шагами промеряли. Столбы бетонные, длиннющие. Стропить их целое дело, да и не положишь толком. Даже в кузове КРАЗ-256 консоль одуренная получится. Тряхнёт - и хана столбам. Ни себе, ни людям. Развернулись мы, да и плюнули на это дело. На обратном пути плиту перекрытия какую-то из кювета в кузов кинули для очистки совести, с ней и прибыли. Иду, как старший этой поездки, докладывать. Доложил, а потом и говорю, вспоминая Григову лекцию.
- Товарищ подполковник! Вы уж меня больше на такие дела не посылайте. А если все же пошлете, то дайте письменное распоряжение. А то вы пенсию, считай, уже заслужили, а мне еще в аспирантуре учиться.
- Да ты что, Профессор! Да разве, если что случится, армия тебя в обиду даст?! Этому говну, гражданским?! Да мы, да я...!
- Щас, - думаю, - не даст...
- А все-таки дайте письменное...

Нет, точно, Григ знал, что советовать. Сработало чётко. Аншеф меня больше на дела "с душком" не посылал.

Через неделю ЮркА и Юраша, моего прапора с будки, не угомонившийся Анискин задвинул кирпич воровать. Со стройки какого-то лесничества. Человек шесть солдат на погрузку, переодетых в треники. ГАЗик и ТЗМ-ка с огромным полуприцепом ММЗ. Процесс в самом разгаре, а тут сторож оп-паньки! Не запертые раньше ворота на замок щёлк и хай по полной фене. Угрозы милицией и протоколом. Пришлось разгружаться. Насилу выпустил, в обещанный спирт поверив. Прибыли ЮркИ, доложились. Выдал им аншеф литр для отмазки. Так, да не так. Эти залимонцы сами себе приключений нашли, хитрож*пость проявив. Отъехали, тормознули и меж собой так рассудили. Номера машин сторож прутиком на песке записал, а Юраш тот песок затоптал. Что он нам сделает? А мы, как полные придурки, ему спирт везём. Нет, этот бздительный и без спирта перетопчется, спирт нам и самим нужен для снятия стресса.

Оприходовали продукт, не знаю весь ли сразу, и домой. Вернулись орлы хорошИ, еле словами управляя. Всшистко, мол, в поджонку, мон колонЕль! Но вышло-то не больно в поджонку. Сторож оказался тем самым пресловутым винтом с левой резьбой, которым от излишней хитрости лечат. Он номера не только на песочке начертил, но и головой запомнил. И потом своему начальству отрапортовал о происшествии при исполнении обязанностей. То лесничество высокого ранга было, номера выплыли аж сразу в Москве, в штабе округа. Что быыыло! Анискин, конечно, шлангом прикинулся. Свернулся и залёг. Но всем раздали, не за то, так за другое, вплоть до невиновных. Главным героям по 10 суток с довесками в процессе отсидки по просьбе заказчика мероприятия. Одно хорошо. У шефа строительный зуд разом прошел.

А можно было самодурство и по-другому пригасить. Точнее использовать в личных целях. Но это уже не сразу вдруг. Тут начальника малость надо уже знать и реакцию его предвидеть. Раз, уже в конце службы, смылся я на два дня в Москву. Разом как-то решил и смылся. Без всяких деклараций. Выходной, плюс день еще сталинской Конституции. У нас тогда даже матчасти неделю не было. Свою в доработку сдали, а резервную рухлядь из НЗ еще не получили. Но никого это не колыхало. Должен быть на месте и всё! Дядя Коля, конечно, моё отсутствие засёк, но докладывать никуда не стал. Человек независимый, решил сам отодрать.
- Ну, и скажи-ка мне, всепогодный ночной перехватчик, где это ты два дня шлялся?
- У бл**й, товарищ подполковник! В городе.
Это я еще загодя приготовил. Скажи, что домой ездил, так шеф с дерьмом съест.
- У каких бл**й? Из госпиталя?
- Так точно! У медсестёр, в их общаге.
- Даа-а, там девахи гладкие. Ну и как? Удачно?

Вот она, точка бифуркации! Какая тут масть верная? Либо проглотит и очками не поперхнется, либо отпустит по-людски.
- Никак нет, товарищ подполковник... Два старлея с бригады весь завар мне испортили...
- Эх, профессор, волк ты драный! Да еще от кого обгадился - от каких-то РТВ-шников. Что же ты, твою-то маму, позоришь ракетчиков? Смотри, чтобы в следующий раз..., н-дааа... Ладно, **здуй отсюда!

Угадал-таки я масть.

Или еще вот. Стою оперативным. Часа в три ночи напруга шлёп - вырубилась. Хоть Чубайсом тогда и не пахло, но дело было частое и потому отработанное. Ну, дизелист включает малый, ну, доклад на вышестоящий... Все проблемы сейчас на кухне, где тоже энергии нет, но они не мои. На первом сроке офицеры в оперативных, а по дивизиону прапорщики дежурят. В шесть доложу о "происшествий не случилось" и пойду минут двадцать грибки пособираю. Метрах в сорока от Центра кустики были, где замечательные подосиновики вырастали. Десяток-полтора в сутки, как повезет. Моё дежурство, значит и грибы мои. Другие не трогают - такая традиция. Собираю, а тут ревун. С ДКП, казарма-то не запитана. Однократный - готовность сокращенному. Время 6-30 - ни к селу, ни к городу. Вбегаю на Центр, спрашиваю телефониста - кто объявил? Аншеф! С чего бы это? Ладно, включаю станцию. Ну, пока лампы прогревались, расчет как раз сбежался, проверились, ждём... Не привыкать. Тут из кабины "А" шефуля выходит, электробритву свёртывая.
- Вот так, - говорит, - и сам побрился, и расчет заодно проверил! Отбой готовности!

Да, бывало самодурство Анискина иногда и безобидным. Случились у нас учения со сменой позиции. Были у меня сокурсники, которые два года отслужив, ни разу станцию не свернули. Мне же на эти свертывания-развертывания была просто настоящая непруха. Одиннадцать раз! Девять своих и два в помощи другим дивизионам. Сдавали станцию в доработку, получали из НЗ, разворачивали, службу несли. Потом все назад... Но вот в учениях, на хронометраж, только один раз. Вот этот. Пять тонн антенн аккуратненько краном на три прицепа. Тяжеленные кабели из бетонных каналов извлечь, разъемы заглушить и уложить. Все блоки в кабинах болтами притянуть... Кабины из капониров выкатить. Двенадцатитонную будку с горки сдать. Потом переехать и все собрать, в обратном порядке. А после учений опять свернуть, вернуться и дома развернуть. Уж не знаю, как вьетнамцы в джунглях это в страшном темпе проделывали. Может, много их было? А нас всего ничего. Хорошо, в тот момент студенты у нас на сборах были. Как раз с физфака. Грубая мужская сила - целых тридцать человек. Если бы не они, черта бы с два мы в нормативы вписались. Да еще комбат был в отпуске. Был уже, правда, свежеиспеченец Минского высшего училища, наконец-то мою должность нач-два занявший. Но он без опыта, да еще по С-125 учился. Потому в счет пока не шёл. Свернули, вытянули машины в колонну. Двадцать три ноль-ноль. Ждем команды на выезд. И тут как даст! Ливень страшенный. Я пока с обочины в кабину КРАЗа поднимался, наполовину промок. Ну, вот и команда. Полетели, как де Сент-Экзюпери над Испанией. Нахт унд небел. Приплыли на поле какое-то, у Германа в планах прописанное, как раз дождь и кончился. Развертываться надоть. Мне еще и волноводы стыковать, потом давление в них давать, чтобы всякая дрянь из атмосферы внутрь не проникала. Что толку, когда дрянь уже там. Продувка-то не предусмотрена. Если влага на фланцах останется, передатчики в них дыры прожгут, как делать нечего. Все равно, что плазменным резаком. Я к шефу за спиртом для протирки. Дал без звука. Часам к трем утра развернулись, связь кинули, геодезию привязали, будку и пусковые сориентировали. Контроль провели - всё пашет, едреныть! Тут налёт небольшой. Минут на сорок. Дальше - готовность два. Расчеты на кабинах, матчасть выключена. Расслабуха. Мы с Юрашем остатки спиртика бормотнули. Дремлем. Кааайф!

Но уже солнышко встаёт и жара начинается. И захотелось тут нашему Колюне квасу. Все люди в деле на кабинах, а кого без вреда на побегушки можно послать? Ответ ясен.
- Петр Сергеевич! - говорит он замполиту,- берите ГАЗик, две фляги и мухой в город за квасом. Надо людей кваском попоить.
- Ме-е-е... Двух фляжек не хватит, наверное... е-еее...
- Вы не поняли. Две больших фляги. С кухни. И шустрей.

Замполит все же червонец свой на 80 литров пожалел. Часа через два привез всего одну канистру двадцатилитровую. Хорошо квас пошел.

В мировом же масштабе в это время как раз программа "Союз-Аполлон" воссияла. Один корабль уже по орбите шастал, а другой в этот день стартовать готовился. Не помню, который именно. И вот дядя Коля с посредниками-наблюдателями спиртик квасом запил и новую идею выдал. Захотел он сам этот старт посмотреть и всему личному составу по ящику показать.
- Профессор! Там ваш телевизор, в общаге, живой?
- Живой, так точно.
- Петр Сергеевич, берите ГАЗик и привезите из общежития телевизор. Профессор, дай ему ключи!

Да запросто! Даже и самому интересно. Я к Вовке. Двухгад Володя, бог радиотехники, пару месяцев как к нам дослуживать прибыл. На кабину "А" СВК-шником, треть нагрузки с меня сняв. Он-то телевизор, который мы с ним на пару в некондиции за полцены купили, как раз и реанимировал.
- Володь! Как думаешь, если сигнал через антенну РПК взять, потянет?
- Как нечего делать! Я пока РПКшную фишку из ЗИПа к запасной бухте припаяю. Кабелина-то не тот, но лучше иметь несогласованность на ящике, чем на антенне. Тогда пусть ППС еще и от нашего кабеля в общаге фишку оторвёт. Только боюсь, не справится.
- Петр Сергеевич! - это шеф, - вы справитесь? А, ладно... Вова! Езжай сам!

Привезли, застыковали. Ящик в двери будки на пол установили. Высота как раз на уровне груди. Кормим от малого дизеля в 50 квт. Кажет. Лучше даже, чем дома. Время к трансляции идет, а тут ветер фррр-ррр. У будки из-за антенн парусность очень приличная. И с незапитанными приводами она флюгером по ветру гуляет. Телевизор молотит, будка крутится то влево, то вправо. Солдатики по кругу за ней ходят, передачи смотрят, азимут двери ногами отслеживая. Нормалёк, только сигнал пропадает. Антенна на телецентр смотреть должна. Тем более та, которая с зеркалом . Я аншефу говорю.
- Мне вообще-то, конечно, кабина "У" не нужна. Я и сам могу будку на нужном азимуте держать. Там в блоке управления надо одну лампу выдернуть, привода будку равномерно вращать начнут. Как только встанет куда надо, я ту лампу вставлю, а другую выдерну. Она и удержится мертво. Но 400 гц мне все равно нужны. От них все кормится. Значит одним малым дизелем не обойтись.
- Х*р с ним со всем! Вставлять-выдергивать в другом месте будешь. Включить дизеля! Включить кабину "У"!

Вот так! Нет таких трудностей, которые бы не смогли одолеть эти самые... , ну вы понимаете. Старт наблюдали во всей красе. Потом ночь подошла и большой налет был. Часа на четыре. И две трети целей на наш дивизион. Повезло. Отработали нормально, даже фотоконтроль не дурил.

Случалось у шефа самодурство и безусловно полезное. На "точке" в свинарнике поголовье откармливалось. До десятка штук иногда. Под присмотром свинаря в ефрейторской должности старшего собаковода (о псах попозже). Товарных поросят в полк забирали и абзац. А шефуля , вишь ты, захотел личный состав к новому году парной свининкой накормить. Хоть среди воинов не меньше трети мусульман было, свинина пошла - будь здоров. От полковой мясной пайки на этот период отказались официально. В установленном порядке. Тут оно и началось. Дежурю я оперативным на Центре, а с коммутатора меня Йонас, телефонист, зовет.
- Товарищ лейтенант! Там Анискин с замом по тылу ругается. Хотите послушать?

Развернул я у воина наушник, к голове своей, тогда еще не лысой, приставил. Рычажок коммутатора на себя. Беседуют два полуполкана. Жаль только, самый финал застал.
- Вы за это ответите, Николай Иванович!
- Отвечу. Отвечу. Я тебе так отвечу. Ты у меня сам свинарник драить будешь. Где в полку эта свинина? В столовой её не видели, на семейный стол тоже не получали. Ты с восьми на восемнадцати на службе, а я круглые сутки. Г*внюк в теплом сортире. Я тебе отвечу...

И отключился. Вечером же приказал еще одного порося забить. И ничего. Обошлось.

Еще один случАй, чтобы уж "долить до краев". Однажды, когда ему шлея под хвост попала, аншеф жене своей трое суток ареста объявил. Она у нас в ту пору сержантом-контрактницей числилась по телефонной части и даже на службу иногда выходила. Но не отсидела, однако.

А вот у комполка задурь чаще всего на офицеров выливалась. Он считал, отчасти и справедливо, что вздрюченный даже не по делу офицер гораздо лучше службу нести будет. И изощрялся в этом. Виктор Алексеич, по прозвищу Папа, большой тому мастер был.

Прикатил он к нам однажды ни свет, ни заря, еще до подъёма. В момент мой в оперативных. Сильно примчал разгоряченным. Ну, готовность сыграли, отвоевали, то, сё... Рутина... Но что-то зуд у Папы не прошел. В капонире ДКП, как положено, стол был с ГГС - громкоговорящей связью на полк. На столе динамик, в столешнице отверстие, оттуда кабель с микрофоном ДМШ на конце. Нажимаешь - и в ДМШ говоришь. Отпускаешь - динамик слушаешь. Папа вокруг стола побегал-побегал, глазами посканировал, да ящик выдвижной на себя и рванул. И аж взвился.
- Эт-то что? Та-а-варищ лейтенант, это у вас что?!

Мне и самому интересно. Почти год на "Планшете", а ни разу этот ящик не открывал. Подошел, заглянул. Сказать по правде, было на что посмотреть. Ни на гражданке, ни на службе, ни до, ни после я такого не видывал. Представьте себе новогоднюю елочную гирлянду из спаянных радиодеталей вместо лампочек. Без всякого намёка на монтажную плату. Отдельные жгуты ведут к отверстиям на динамик и ДМШ. Вся гирлянда свернута кольцами и брошена в ящик стола. Ошалело, как будто раньше раз по двадцать за дежурство этого не делал, жму на кнопку ДМШ. Хлюп - щелкает голое, без крышки корпуса, реле в гирлянде. Все работает, куда оно денется. Ишь ты, едрена кочерга! Вообще-то мы чаще ГГС из кабины "У" пользовались, но всё равно - удивительное рядом! Папа тем временем продолжает наезд так, как будто первая батарея за эту ГГС отвечает. Как будто ей станции своей мало. Но в армии оправдываться - дурной тон.
- Чем вы тут вообще занимаетесь, та-ва-рищ лей-те-нант? У вас ведь и образование, наверное, есть, а? Какое у вас образование?

Ага, а то ты не знаешь. Я очки снял, по столу их в сторону Папы толкнул. Слегка так. Потом рукой догнал, надел. Пальцем под переносицу поправил.
- Высшее, товарищ полковник! Я имел честь закончить физический факультет Московского ордена Ленина, ордена Трудового Красного знамени Государственного Университета имени Михайлы Васильевича Ломоносова. С красным дипломом. Я, собственно говоря, товарищ полковник, радиофизик и сюда не просился. Просто министр обороны меня у нашего министра одолжил на два года. Как ценный кадр, чтобы тут ЗРВ не зашились. Вот чем я здесь занимаюсь.

И Папа как-то сник. Свернул взбучку. Герман приказал потом Феде, командиру взвода управления:
- Заверни ты этот свой ящик на шурупы. А то еще какой-нибудь м*дак его выдернет.

Майор Ю-в, начальник связи полка с Папой приехавший, который всё это во всей красе наблюдал и, в конечном итоге, за ту самую ГГС как раз и отвечал, позже мне рассказывал. Всю, мол, обратную дорогу Папа пыхтел и ворчал.
- Ценный он кадр, бл*... Этого Профессора я когда-нибудь точно посажу. Слишком красиво он умеет говорить...

Да уж, посадишь тут... Мне сменивший потом Папу подполковник К-й объявил трое суток, и за дело, но и те отсидеть не пришлось. Не смогли от службы время для отсидки выкроить.

Кстати, о майоре Ю-ве. Есть на свете такие виды человеческой деятельности, как будто специально богом предназначенные для того, чтобы за них трюнделей получать. Например, водопровод. Или связь. Пока они работают, никого не интересует, как это всё происходит. Будто всё само собой получается. Зато уж как только что ломается, так тут про тебя и вспомнят. Чтобы изругать как следует, а когда всё устранишь - еще добавить. Майор Ю-в вырос в одной части от сержанта до начальника связи. Остался на сверхсрочной, сдал экстерном за ЯВЗРКУ, тогда еще без "В" в аббревиатуре. И потом еще гражданский ВУЗ закончил. Причем даже не заочный, а вечерний. Конечно, у связистов поводок подлиннее, чем у офицеров огневых дивизионов, но философией позанимавшись, представляю, чего это ему стоило. Связь полковую Ю-в как свою фуражку знал. А характер имел хоть и житейски практичный, но зачуток дурковатый. И никого на должности своей не боялся. Папы приходили и уходили, а Ю-в оставался. Дело в том, что жена его, экономист с ЯМЗ, была кандидатом наук. В те времена правила были такие. Если жена военнослужащего имеет степень, то муж может выбирать место службы вблизи места работы жены. Надежный тыл делал Ю-ва неуязвимым. Про одну из стычек с комполка он так рассказывал.
- Папа на меня несёт и несёт... А я смотрю - у него на столе графин стоит, только руку протяни. Ну, думаю, еще минуту он на меня поорет и я его этим графином отоварю. Сил уже никаких нет терпеть. Вот сейчас. Тут я цап за сердце и за стенку цепляюсь. И шепотом так - ой плохо мне, плохо. Папа сразу за телефон, в санчасть. Майору Ю-ву плохо, сюда срочно! Меня со второго этажа по лестнице бойцы под руки ведут, а я им - стоп, отпускай. Выздоровел я.

Ну что же. Это тоже способ.

Есть, кстати, и еще метод прекрасный, чтобы начальство с мысли сбить при его боевом настрое. Нам про него еще в стройотряде Борис Абрамыч рассказал, мастер наш, в каком-то НИИ проектном найденный. Не Березовский, но тоже голова. Мы Борю позже даже в шабашки вызывали, за отдельную плату наряды писать. Отличный способ, я его неоднократно применял и в армии и потом, на гражданке. Единственный его недостаток - надо паузу поймать в ругани начальства. И вот, когда оно вдохнуло, воздух набирая, тут ты и спрашиваешь, невинно так:
- Товарищ (к примеру) майор! Я вот думаю, а если пожар?

Замечательный вопрос. Всегда уместный, как пожар. Всегда неожиданный, как пожар. Показывающий, что та галиматья, которую несет начальник, занимает вас гораздо меньше, чем проблема возможного стихийного бедствия. Его можно задавать при ругани, при собственной критике почти любого проекта, а также и при ответе на критику. Если вопрос развивается, т.е. дальше говоришь типа, а у нас (вас) там окна зарешечены или замок плохо открывается и т.п. и т.д. и вообще всё, что в голову придет, то вероятность возвращения оппонента к начально излагаемой им мысли не более десяти процентов. Если же не развиваешь, то процентов тридцать. А уж охоту начальника продолжать ругань снимает практически намертво. Как настоящий пожар. Если кто-то вдруг мой опус до этого места дочитал, то очень советую попробовать при случае. Не пожалеете.

Папа не курил и мочевой пузырь имел из брони, наверное. Ну прямо не пузырь, а ракетный шар-баллон. И этой своей особенностью, видать, гордился и пользовался для выпендрёжа. Один, всего лишь один раз, был я у него на занятиях, но впечатления остались неизгладимые. Собрали нас с точек летюхов и старших человек пятнадцать. Папа объявил.
- Я привык заниматься без перерывов.

И поехал. Час проходит, другой... Уже и третий к концу движется. Папа говорит хоть бы что. Людям курить хочется. Я тогда еще не курил, но зато радиатор, чувствую, греться начинает. И не у меня одного. Смотрю, Серега (вот блин, вроде так его звали?) руку поднимает.
- Чего тебе?
- Лейтенант такой-то. Разрешите выйти в туалет!
- Я же сказал. Я ПРИВЫК ЗАНИМАТЬСЯ БЕЗ ПЕ-РЕ-РЫ-ВОВ!

И продолжил. Серега, тоже двухгад, на полгода раньше меня призванный, был субъектом в полку известным. О нем многие слышали, но мало кто видел. А из проверяющих - так и вообще никто. Хоть Серега и службу нес на КП нашего "придворного", между прочим, при корпусе полка, где разных начальников бывали тучи. Так лихо он себя поставил потому, что служить бородатым пришел. Ему приказ - сбрить! Он вопрос - на каком основании? Вы мне в Уставе это место найдите! Там сказано про аккуратность, а борода у меня ухоженная. Так и не смогли его одолеть. Потому, чтобы у проверяющих и посредников всяких лишних вопросов не возникало, Серегу с его раздражающим фактором и задвигали с глаз долой. В дальний закуток. Ну вот, продолжу, Папа еще минут сорок несет, но его уже почти никто и не слушает. Шланги горят. Тут Серега и встал без команды.
- Товарищ полковник! Вот я сейчас к вам подойду и на вас помочусь. Делайте потом со мной что хотите. Но одно я вам точно могу сказать. Всю жизнь после этого вас будут звать обоссанным полковником!

Эх, и крутых ребят выпускал иногда Московский энергетический институт! Делов-то. Сереге всего месяца три до ДМБ оставалось. Папа без комментариев объявил перерыв.

Было еще, конечно, и самодурство не парируемое. Причем в одном частном виде никто толком даже не мог сказать чьё. Но стабильное. Где-то на вышестоящих КП. Может в корпусе, а может и в округе. Как только по телевизору начинался интересный фильм, все мы следили за таймером. Ловили минуты с 20-й по 25-ю. В двух случаях на каждые три интересного телепоказа в этот интервал сверху объявлялась готовность полным. Не длинная, так - часок поупражняться. Чтобы закончить как раз к программе "Время". Ладно, дивизионы - тут люди военные, с них спрос короткий. Но мы этой готовностью на десяток верст вокруг и гражданским людям фильмы интересные смотреть не давали. Станция кругового обзора (СРЦ) в метровом диапазоне волн молотит. Моща сигнала приличная, в телевизоры пролезает, как нечего делать. Шесть оборотов в минуту. Поди-ка посмотри кино, когда у тебя каждые десять секунд изображение и звук улетают секунды на три. Сначала слабый сбой, потом сильный, потом опять слабый. Правый боковой лепесток диаграммы направленности, основной, левый... Уж на нас местные и жаловались, и просили... Но мы-то что сделаем? Любопытно, что ни на футбол, ни на хоккей готовности ни разу не было. Ну, конечно, если учений не считать. Видать придурок тот болельщиком не был. А то бы и здесь чучу отчубучил.

Тему о дури и самодурстве можно до бесконечности продолжать. Начальство корпусное я обойду. Дури от него особой я не видал, трижды всего и сталкивался, в не очень приятных для себя обстоятельствах. Об этом попозже. А сейчас, чтобы завершить на высокой ноте, сразу о главкоме. Главкомом ПВО в то время был маршал Батицкий. Тот самый, который Берии будто бы лично привел приговор в исполнение. В паре с Москаленко. Но вдобавок являлся этот Батицкий крестным отцом нашего "Планшета". Я еще застал служивым того прапора, что свидетелем крещения был. Когда зенитные войска переводили со ствольной артиллерии на ракетную, дивизионы стали отводить подальше от города с уменьшением их плотности и количества. Ну, еще бы. С-75 с её зоной поражения была обалденным шагом вперед. Для "Планшета" хорошее место было подобрано. Горочка, песочек... Но принесло тут в корпус Батицкого, тогда еще, вроде, командующего МО ПВО. И решил он рекогносцировку на местности провести. В самую-то распутицу. Поглядеть своими глазами, где да что. Поехали к предполагаемой позиции, а по пути у него машина и застряла. Километров пять не доехали. Толкали её, толкали, дергали, дергали... Нет вперед дороги. Маршал пождал-пождал, на всё это посмотрел и выдал - тогда вот прямо здесь дивизион и ставьте! Как приказал, так и разместили. С одной стороны хорошо - край большой деревни. И асфальт потом положили "по наказу избирателей депутату Верховного Совета, первой женщине-космонавту, полковнику В. Терешковой ". От города не далеко и автобусы через деревню раз по семь за день. С другой стороны - в капониры по весне вода подтекала, не очень, правда, глубоко. От горочки же той, что раньше под "точку" планировалась, мы угол закрытия поимели при работе по низколетящим целям. Слепой участок в секторе шириной градусов в пятнадцать, с высот ниже таких-то. Почти на директрисе наиболее вероятного появления противника. Зашел низколетящий за горочку и пропал. Один только "местник" на экранах. Но кого это волновало, коль сам маршал позицию выбрал?

Ну вот. С высоко стоящими покончено. Пора вспомнить о тех, кто ближе.

Замполиты. В отношении замов детально и до меня разобрались. Лучший маринист нашего времени, капдва Александр Покровский разобрался. И наиболее коротким, доходчивым и итоговым я считаю у него следующий эпизод.

"Как-то наш зам вошел в центральный и сказал:

- Вы знаете, товарищ командир, сейчас самый большой конкурс в политическое училище, по семнадцать человек на одно место.

- Конечно! - заерзал в кресле Янычар. - Каждый хочет иметь свой кусок хлеба с маслом и ни хрена не делать."

Так оно и было. За "пышками" замполиты шли наравне с командирами. Даже впереди на полшага. За "шишками" командир отправлялся один. Я пересекался всего с пятью замполитами. Четверо из них оказались редкими суками. А пятый - "ни богу свечка, ни черту кочерга". Безвредным был. Счастье-то какое! Это был как раз наш Петр Сергеич, он же ППС от инициалов и близости к аббревиатуре парт-полит-работа. Иногда его даже ППРом так и звали. Солдаты же за глаза звали ППСа Чебурашкой.

ППС ни по семнадцать, ни даже по два в конкурсе в училище не поступал. Он его вообще не заканчивал. Однако кусок свой хлеба с маслом зацепил, не делая ничего полезного. Он ухитрился дослужить до майора, имея в багаже просто 10 классов и еще курсы какие-то. Как он это сделал, трудно сказать. Знаю, что начал из военных комсомольцев. А дальше, видимо, просто не высовывался, сидя на "точке". Нет, не знаю как. Туда ведь тоже еще впрыгнуть надо. Дело в том, что ППС был еще и на редкость тормозным. Мало-мальски серьезную бумагу составить было для него целой проблемой. Если новую, с пустого листа. А уж подготовка отчетно-выборного комсомольского собрания - это вообще, кровь и пот. Выручало его то, что он просто брал свой архив и, копируя, готовил конспекты и даже выступления активистов. Учение Маркса всесильно, потому что оно вечно! Чего же его обновлять? Так говорили мы, переправляя даты в конспектах. Я так и вообще - в конспектах своих предшественников. Некогда нам ерундой всякой заниматься. Даже как-то жалко было ППСа, когда он подписку на военно-партийную прессу распространял согласно спущенной из полка разнарядке. У офицеров он занятий не вел, а вот у солдат - как положено. В графике с комбатами, как и полагалось по распорядку. Ведь прямо такой замполит перегруженный человек, что непременно надо с ним в упряжку комбатов загонять. Чтобы они от безделья не распустились. Те воины, из продвинутых - были и такие, которые еще как-то вслушивались в то, что он нес на занятиях, иногда рассказывали мне о залепонах Чебурашки в оценке текущих событий в стране и за рубежом. Не могли сдержаться. Единственное, чего он требовал, "чтобы отскакивало от зубов" - это перечислить страны НАТО и страны Варшавского договора. А показать их на карте - ну просто гарантированная отличная оценка. Выше этого он редко цеплял. Может потому, что и для него самого это был потолок. Дикцию ППС имел совершенно не командирскую, а какую-то мее-мекающую. И частенько происходили с ним анекдотические случаи.

Помню, как Попкович, который вообще-то редко на кого повышал голос, кричал на ППСа, приехав к нам в выходной:
- Вы самый безответственный ответственный!

Ответственный - это старший офицер, назначавшийся на выходные или праздники для дополнительного, кроме дежурного, присмотра за дивизионом. В дни "ответственности" Чебурашки солдаты находили особые способы развлечений. Одним из любимых был такой. Выходной всё же, сидят воины в беседке-курилке, один упражняется на гармошке. И при появлении ППСа на плацу гармонистом мгновенно находилась и начинала звучать мелодия в такт и ритм Петиным движениям. Подыгрыш этакий. Иногда получалось исключительно забавно. Пантомима, блин. Потом этот прием еще и развитие получил.

Ученья у нас уж минимум раз в месяц точно случались и это не считая еженедельных тренировок-слаживаний и прочих готовностей с работой по реальным целям. От замполитов и вообще проку мало, а во время боевой работы их ненужность ну просто глаз резала. Что там замполиту делать? Выпуск пары боевых листков организовать? Именно организовать, потому что по правилам, спущенным ГлавПУром, боевой листок должны писать бойцы-активисты, а не замполит вовсе. А где его вешать? В казарме никого, кабины нештатной дрянью украшать не положено... Разве что на Центре - пусть посредники отметят. Вон, пусть "секретчик" напишет на специальном для листков бланке, а зам вывесит.

Вообще-то, я так думаю, в Генштабе или еще там где-то на верху, расписание боевых мест не дураки ваяли. Полагаю, они рассуждали примерно так. В огневом дивизионе по штату мирного времени тринадцать офицеров. Двенадцать "в мыле", люди на расхват, один зам "весь в белом"? Это не есть гут. Надо и ему боевое место найти. Но какое? Пулемет замполиту таскать, вот бы кости размял! ГлаПУ не позволит. На ПТОР, откуда ракеты идут, когда с пусковых комплект расстрелян? Можно, конечно... Но вдруг он с кран-балкой не справится? Пять кнопок все-таки. Шмякнет ракетой о полуприцеп, хлопот не оберешься. На "шестерку"? И людей потравит, и сооружение кислотой зальет - этот сможет, они такие. Нет, тем более нельзя. Куда же тогда? И нашли они заму должность стреляющего. Четвертого в очереди, вслед за комдивом, НШ и комбатом-один. На случай если, скажем, десант на дивизион выбросят. Вот, к примеру, вырежет спецназ без стрельбы весь Центр, а матчасть вдруг нетронутой оставит. Тут замполит из берлоги вылезет - и к ВИКО на место стреляющего. Без наводчика и операторов РС. Как политрук Брежнев у пулемета на реке Тетерев. Во всякой жизни есть место подвигу! Хорошее место! И почёт заму и вреда он не нанесет.

Да уж. Рассказывали такой случай. Нашего корпуса дивизион, костромского, вроде, полка в Ашулуке госстрельбы сдавал. Так положено - аттестация раз в три года. Вот при самой той работе зам с глаз всех долой в кабине "РВ" и обосновался. Откуда дизелями и генераторами управление идет. По межкабинной громкой всё слышно, цель уже в зоне поражения. А ведь хочется глянуть, как красотуля наша, вся в пёрышках, стартанет. Зам дверь кабины и приоткрыл. Пуск! С-75 не "трехсотка". Примитив. У ракеты пороховик прямо на "пушке" срабатывает. Трух-пжжж, от газоотражателя пусковой огонь и пыль. Зам от двери отпрянул, споткнулся и ухватился, зажмурившись, за то, что под руку попалось. И, на общую дивизиона невезуху, было это "то" рукоятью включения центрального распределительного щита. Короче, вырубил зам станцию во время полета ракеты. Вот это - круто. Не то, что у нашего Чебурашки.

Честно скажу, за выносным индикатором кругового обзора - ВИКО я ППСа и разу не видел. Да и что ему там делать? "Правила стрельбы", какую цель как обслужить - 102 страницы. Разве такое Пете одолеть? ППС свое место знал, на боевую работу не рвался. На очередных ученьях затеяли как-то маневр ракетами. Чтоб из нашего дивизиона в другой ракету подать. Учебную, конечно, пустую. Но с контролем времени. Меж дивизионами, если по дорогам считать, километров 60 наберется. Маневр ночью, как водится. Колонна из трех. ГАЗик командирский, ТЗМка - ЗИЛ-157 с ракетой на полуприцепе, сзади еще одна машина прикрытия. Всё как полагается. ППСа старшим колонны назначили. Мишка, командир стартового взвода - на ТЗМке, сзади кто-то из прапоров. Это не считая водителей. Мобил тогда не было. Радиостанции, Р-105- анекдот полный. Насмешка над связью. Хоть и габаритами с системный блок. Три километра, больше не тянут. И еще одно место было, верстах в шести в направлении города. Там шоссе на бугорок выныривало. Последняя точка связи. Это все знали. Дальше - тишина. Выехала на нее колонна, отворковалась и пропала. Час уж как должна доехать по всем нормам, а нет её. Нету! Оттуда ГАЗик навстречу. Едут, наконец. Мишка потом так рассказывал:
- Катим мы через город. Куда это, гляжу, ППСа черт несет? Потом только понял, когда к шоссе вышли. ГАЗик вместо Данилова на Рыбинск рулит. Хотел, было посигналить, а потом думаю, я, что ли старший? Моё дело маленькое. Да и интересно, чем кончится. Километров 20 так прокатили, потом Петя остановился и говорит - мее-ее, что-то не туда мы заехали. Главное, когда мы прибыли, в конце концов, хотел я доложить что, мол, так и так - поломка случилась. Но Чебурашка - ме-е-е, да мы вот с дороги сбились - еще раньше, на шоссе, встречающему посреднику объяснил. Старший х*ров.

Что до Евгения, водилы командирского ГАЗика, так тому всё вообще было до фонаря. Он по городу чаще всех ездил и с самого начала знал, что зам его не туда гонит. Но дембель не приблизится от того, что он быстрее доедет. И любопытство его тоже взяло, такое же, как и у Мишки.

Кончилось, однако, стандартно. Замполит оказался не причем, и трюнделя все Михаилу отломились. И за опоздание и за плутание. Потому что, мол, ракету именно он буксировал. Значит он во всем и виноват. Шишек у Мишки и без того хватало - собственных, заслуженных, а тут ни за что. Обиделся он, больше всего на бестолковый язык замов. Как человек на фантазии гораздый, только в город вырвался - пластинку купил. В казарму её отдал, воинам, на радиоузел. И теперь, стоило замполиту заступить в выходной ответственным и появиться на плацу, как уже вместо гармони из динамиков раздавалось нежное:

...Теперь я Чебурашка

И каждая дворняжка

При встрече сразу

Мне лапу подает..



Это удивительно, но замполит опять шагал в такт!

Однажды Евгений поздним вечером со стеклом разбитым прикатил. У 69-го ГАЗика стекло из двух половинок было, вот правую он и расколол. Женька, как и положено водителю командирской машины язык за зубами держать умел. Но его прапор-автотехник достал, потому эта история гласность и обрела.

Воспользовавшись тем, что жена с детьми у него к родне отъехала, аншеф решил в кабаке костями тряхнуть. А Чебурашку с собой для компании взял. Отгуляли они, барышень сняли и помчали по городу не знамо куда . Пое-едем, красотки, ката-а-аться! Шеф с дамами сзади (у военного варианта сиденья задние по бокам), ППС рядом с водилой. На "Свободе", узкой, надо отметить, улице, хоть и Бродвее местном, ГАЗик подрезал кто-то. Женька по тормозам - тык, Петя в стекло - пум! Стекло - хрясь! Все воины потом гордились - ай да тыква у нашего замполита! Даже и царапин не заметно.

Я тоже грешен. В дежурство по дивизиону с субботы на воскресенье пришел в казарму ППС-ответственный. Уже сильно после отбоя. Где-то после нуля часов. Доложил я ему в тишине не громко так - олл коррект, мин херц! А Пете впало спящих пересчитать. Тут я обиделся даже. После отбоя я еще и из казармы не выходил, куда они денутся? А считать не так-то просто. В дивизионе было 50-55 воинов. Двое в дежурной смене, семь в карауле. Дневальный у тумбочки. Остальные в это время лежать должны и залёг-то не плотный по койкам. Не подряд. В казарме темно, лишь ночное освещение у двери. Ладно, думаю, посчитаем. Петя считает, я считаю. Закончили, я и называю цифру на одного меньшую. Считаем по новой, тут ППС сам сбился. Мне-то что, ночь длинная. Минут двадцать попересчитывали, тут я и говорю, мол, вроде Козлова нет на месте. Стали Козла персонально искать, не будя личного состава (я Чебурашке койку его не показывал) и нашли наконец. Словом, зам от меня где-то через час ушел весь арифметикой этой измордованный.

Козлова, стартовой батареи бойца-водителя и гармониста того самого, я тогда неспроста назвал. Недели за три до этого, в выходной как раз, пропал он у меня. На поверке был, а после я его не видел что-то. И в койке нет. А тут комбат зашел, он был ответственным.
- Так и так, - докладываю, - ищу Козла. Остальные в наличии.

Владимир Владимирыч сразу взбодрился.
- Вот, - говорит, - ППС меня, весной еще, по такому же делу поднимал ночью, сейчас я ему тоже подъём организую. Посоветуюсь с политорганом, куда это его кореш мог деться.
- Петр Сергеич! - звонит заму, - тут у нас Козлова на месте нет. Вы не знаете, куда он обычно на бл*дки ходит?
- Э-ме-е... В "Мо-олот", наве-е-рное.

Ага, ну конечно. Хоть бы за окно глянул. Мокро всё кругом, чтобы по восемь верст в самоход бегать..
- Петр Сергеевич, уж вы зайдите сюда. Вдруг дело серьезное?

И пришлось ППСу из теплой постели вылезать и в казарму шлёпать. К тому времени я Козла уже нашел. В автопарке, в кабине спящего. Он после отбоя постираться хотел и пошел в парк за подменкой. Тут дождичек небольшой, воин в кабине и прилег. Всех и дел-то, но ППС по ночному воздуху сотню метров прогулялся. Между прочим, замечу - не всегда так легко, как в тот раз с Козлом, кончалось.

Теперь самое место о комбате рассказать. Когда я с расформированного "Певуна" на "Планшет" перебираться готовился, Гордеич, мой прежний, уже оформлявший пенсию комбат сказал:
- К хорошему ты, парень, командиру попадаешь. К золотому мужику. Вот только невезун ему...

И рассказал чуток. Комбат, из Одинцова нашего подмосковного родом, горьковское училище закончил по С-25. ("Двадцать пятая", первая в стране зенитно-ракетная система, под руководством Берии-юниора созданная, исключительно в ближнем Подмосковье размещалась. Это для неё кольцевые дороги -"бетонки" те самые созданы.) Служит Володя лейтенантом под Москвой, всё нормально, но следующего звания ему что-то не дают. Все его однокашники старшего получили, а он нет. Целый год один ответ - представление ушло. И стал тогда Владим-Владимыч скандалить и демонстрации устраивать (не могу себе его в этом качестве представить, прямо скажу). Кончилось тем, что звание дали, но подале от Москвы отодвинули. На развертываемые в ту пору 75-ки. А потом, сколько ВВ рапортов не писал с просьбой о разрешении в академию поступить, зарубали их. Много от этого армия потеряла, на мой взгляд.

К ВВ даже прозвища не липли. Он сам ими награждал и очень метко. Исключительно на своём месте был человек и на гораздо более высоких местах таким бы стал. Владимир Владимирович руководил своим делом ... как-то, даже слово подходящее трудно подобрать... Ну, вроде, как Лужков Москвой, даже лучше. Сочно руководил, что ли. Весело как-то. И умно. И без дури. И так, что не выполнить было невозможно, потому что что-то за этим чувствовалось такое... Комбат в условиях неполной информации мгновенно выдавал решение, которое потом оказывалось одним из лучших возможных. Даже диву приходилось даваться, как и когда он все "боковые" обстоятельства прокрутил. Это понимали все - и солдаты и офицеры. И начальство. Роман Семёныч, скажем, ВВ ставил всегда на клетку, по крайней мере, впереди аншефа.

О дивизионе ВВ знал всё. Он мог сработать за любого и на любой матчасти. Включая СРЦ, стартовую и ПТОР. А уж про станцию наведения и говорить нечего. Когда предшественники мои в запас уволились, я поначалу в затрудненном был положении. И вот, если что-то не так, то не успеешь еще ситуацию осмыслить, как по громкой уже слышно, типа:
- Профессор! Найди сопротивление R 18 в блоке *. Выдвини блок. Оно слева на верхней панели. Нашел? Крути влево! Стоп! Обратно крути! Та-ак, так... Стоп! Порядок!

Иные его приказания впору было в кондуит заносить. Что я и иногда и делал в той, недавно найденной при расчистке книжного шкафа тетради, которая и подвигла меня на сии воспоминания.
- Так, быстро навести порядок! Чтобы где что ВАЛЯЕТСЯ, на том же самом месте но ЛЕЖАЛО!

Или рассуждения.
- Не успеваем, товарищ майор!
- Шире шагать надо, будете успевать. Вон страна - идет к коммунизму семимильными шагами, потому ей и некуда торопиться.

И еще.
- Вот вы, ребята, порой обижаетесь на меня, что я вас вон то заставляю сделать или вот это прибрать... А потом сделаете, привыкнете, что лучше стало и сами удивляться начнете - и как, мол, мы раньше в этом дерьме жили?
- Чтобы не было нарушений дисциплины, не надо создавать обстановку для этих нарушений!

Людей комбат считал необходимым занять. Но занять так, чтобы те сами полезность своей занятости чувствовали. Что не дурью занимаются. Хоть и не всегда такое получалось. Раз (летом дело было, погода - во!) спрашивает меня:
- Чем у тебя сейчас оператор занимается?
- У кабины приборкой. Остальное все в порядке.
- Я видел, он уже всё закончил и сидит. Давай, займи воина до обеда.

Займи, так займу. Зову бойца.
- Владимир Васильевич! - я воинов или по фамилии звал, согласно уставу или по имени-отчеству. Уменьшительным никогда. - А знаешь ли ты, сколько у нас отверстий в антенне узкого луча?
- Никак нет, товарищ лейтенант!
- Ну, вот и я не знаю. Полезли, посчитаем.

Далее >

 

3 августа 2007
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Комментарий от 3 августа 2007 13:48
#1
 
Giacco





icq: {icq}

  
С удовольствием привожу характеристики упомянутого пулемета ДШК (сам много раз его крутил на турели):
Патрон — 12,7x108 мм.
Масса пулемета — 33,5 кг (без ленты).
Масса пулемета с лентой на станке без щита(имеется в виду колесный станок) — 148 кг.
Длина пулемета — 1625 мм.
Длина пулемета на станке — 2600 мм.
Длина ствола — 1070 мм.
Число нарезов — 8.
Начальная скорость пули — 850-870 м/с.
Дульная энергия пули — 18785-19679 дж.
Режимы огня — непрерывный.
Темп стрельбы — 600 в/мин.
Скорострельность — 125 в/мин.
Прицельная дальность — 3500 м.
Досягаемость по высоте — 2500 м.
Толщина пробиваемой брони на дальности 500 м — 16 мм.
Емкость ленты — 50 патронов.

Обалденная машина! Хотя и весит меньше, чем пишет Земляк, но нужно учитывать обстоятельства, во время которых оценивается вес. Во время тревоги он может не весить ничего, а может - тонну.


зарегистрирован: 15.04.2007    

Комментарий от 6 августа 2007 22:40
#2
 
Сергей





icq: {icq}

  

Да. Машина - зверь! Не стрелял ни разу, но видел её в Руцаве у "ракетчиков". Был дико впечатлён ... особенно после нескольких рассказанных местными бойцами баек, суть коих сейчас уже не припомню.

зарегистрирован: --    

Комментарий от 7 августа 2007 19:30
#3
 
ByPassing





icq: {icq}

  
  Имел счастье попользовать два вида:  ДШК и ДШК-ЗМ. Первый (в Заполярьи) - пехотный и без "бирюлек"  - ставился на шкворень.  Стандартная лента в коробке - 70 (?) патронов.
  В Астрахани  был  ДШК-ЗМ (зенитный модернизированный). Ставился на четырёхногий лафет, имел тяжеленные питающие коробки на 750 выстрелов и расчёт ЛЕЖАЛ в роскошных люльках. Пулемётный расчёт расписан был в мой взвод (управления). Стрелковый тир дивизии находился на нашей территории, а поэтому я имел многие удовольствия популять из этой штуки. Первые впечатления были просто ошеломляющие - пулемёт исправно ПИЛИЛ сорокасантиметровые брёвна пулеуловителя! Прицелов было два - у наводчика "грубый" и у стрелка "точный".
  При мне ребята с высоты 800 (!!!) метров, одной трёхпатронной очередью, снесли коршуна!
  До земли только голова долетела. ИзЮмительная штука - ДШК-ЗМ!!!


--------------------
зарегистрирован: 22.04.2007    

Информация
   
 

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 
на этом сайте используются авторские материалы, при копировании активная ссылка на сайт обязательна


1
2
3
4
5
11
6
7
8
9
10
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
Rambler's Top100  Adre - поисковая система, каталог сайтов ProtoPlex TOP-100: борьба лидеров! Faststart.ru: Информационный портал продвижение сайта; разработка корпоративного сайта, оптимизация веб-сайта