Бакланов А.В. 

Хроники
   Жакко

» » Праздник скудоумия
Навигация
     

RSS 2
Располагайтесь
     

Новости сайта
     
Облако тегов
     
  Популярные ключевые слова ..

Архив публикаций
     
Июнь 2018 (15)
Апрель 2018 (1)
Январь 2018 (2)
Июль 2017 (1)
Май 2017 (2)
Апрель 2017 (2)







Праздник скудоумия   
 
Праздник скудоумияМне черто-о-овски повезло - мне предложили работу. Я должен издать книгу. Большую книгу. Мне повезло дважды - никто не спросил: издавал ли я когда-нибудь книги? Я точно помню, что не издавал. Но это так здорово! Воодушевляет то, что делать это буду я не один. В команде народу много. Одних начальников - человека три. Потом мне представили художника, редактора, корректора и... сценариста. Я с ужасом понял, что в команде нет автора. Нет и самой рукописи. Т.е. писать книгу нужно мне. О чем? И причем здесь сценарист?

Первый начальник не представился. Он напоминал Раймонда Паулса. С одной стороны, он излучал надежность и основательность. С другой стороны, в глазах его было столько отрешенности и творческих замыслов, что было видно, что решать мои проблемы мне придется самому. Тем более, что есть оплачиваемый заказ, и его нужно отрабатывать. Единственное, что я решился спросить, это - зачем в команде сценарист?

- Как, Вас не предупредили?

Первый начальник с укоризной посмотрел на двух других.

- По Вашей книге будет поставлен спектакль. Местный театр жаждет работать.

Волна самоуважения сдавила горло. Я еще ничего не написал, а меня уже ставят! Этак драматургом стану. Визитные карточки на папирусе напечатаю...

- Но как же так: литературной основы еще нет, а Вы говорите уже о сценарии?..

- Молодой человек, - сказал Первый со снисходительной укоризной, - много ли Вы знаете сценариев по литературной основе? В наше время для сценария основа не нужна. Лопе де Вега писал сценарии к вечерним спектаклям, а ставят его уже четыре сотни лет. Вам будет сложнее: нужно еще и книгу в твердой обложке сделать. Ну ничего. У Веги Карпьо только бумага да гусиное перо были, а у Вас - компьютер, Интернет, да еще и Сценарист.

- В конце концов, - бросил Первый уже на ходу через плечо, - напишите книгу по мотивам сценария...



Сценарист оказался крупным мрачным парнем, в глазах которого давно поселилась скука. Я решил познакомиться с ним - хватит с меня безымянных начальников.

- Меня зовут Александром, - сказал я ему, когда мы шли с вокзала по направлению к Дому Творчества, - А фамилия моя... Только не смейтесь... Я сам страдаю от нее с самого детства... Жаккомопупьев...

На лице сценариста не появилось даже подобия улыбки. Он только спросил: "Через дефис?"

- Нет, сплошняком.

- Пустое. Фамилия ничего не значит. Главное - кураж. У меня есть знакомый по фамилии Котоваськин - весьма успешный бизнесмен...

Я не рискнул спросить, в какой области бизнеса можно быть успешным с такой фамилией.

- А как Вас зовут?

- Я тоже Александр, - нехотя ответил Сценарист.

- А как фамилия?

- Коллега, Вы ничего не поняли? Фамилия нужна только для получения гонорара и Буккеровских премий. В остальных случаях она вредна...

- Даже так? - подумал я и поежился.





В Доме Творчества нас ждал недовольный Первый.

- Вы что-то не спешите работать? Где обложка книги?

- Как, а разве не художник должен ее делать? - поразился я.

- Да Вы что! Как же художник может сделать обложку, если нет не только литературной основы, но и названия книги?...

- Тем более. Мне нужно прописать сюжетную линию, образы...

- Пустое. Вы должны набросать эскиз с сильным названием. Художник сделает по нему броскую обложку. Девяносто процентов книг незнакомых авторов покупается не по содержанию, а по интригующей обложке.

Первый ушел, а я с надеждой посмотрел на Александра. Он молча порылся в прикроватной тумбочке и извлек оттуда изрядно порванную книгу. Неужели книги до сих пор используют на самокрутки?

- Возьми лист бумаги, наклей его поверх этой обложки и напиши название. Что-нибудь типа "Путешествия дилетантов". Набросай схематически несколько фигур... Это подстегнет твое воображение, поможет придумать сюжет.

- Когда это мы перешли на "ты"? - подумал я.

В дверь номера ввалился молодой человек в черном костюме, белой рубашке и галстуке. Белая хризантема в петлице не оставляла сомнения в причинах его парадного вида.

- Семён Кац, актер, - представился мужчина заплетающимся языком, - Сегодня вечером я играю жениха в Вашем спектакле. Где моя роль?

Семен заглянул в стакан, стоящий на столе, и начал наливать в него водку из бутылки, которую он извлек из дипломата.

Меня почему-то не смутило отсутствие роли и сценария. Больше испугал кураж актера, с которым он поглощал алкоголь.

- Семен, Вы слишком много пьете. Как Вы будете сегодня вечером играть?

- Ничего страшного. Роль у меня короткая - только в первом акте. А развезет меня только во втором...

Здесь все всё знают. Только мне ничего не известно. Утром новая работа была праздником. Сейчас праздник становится абсурдом, бредом, глупостью... Хотя такая ли это глупость?

- Александр, где бумага?

- Поищи в соседнем номере...

В соседнем номере спал второй начальник. Спросонья он никак не мог понять, что я делаю в его номере. Потом сунул мне в руки толстую пачку бумаги и вытолкал за дверь.

Я нарисовал в центре листа границу в виде квадрата и две мужских фигуры в складчатых средневековых плащах. Под широкополыми шляпами на лицах изобразил длинноносые венецианские маски. Да. Это будет комедия. Комедия абсурда. День начался как праздник, значит - пусть книга называется так: Праздник... Абсурда? Дурости? Безголовости? Нет! Скудоумия. "Праздник скудоумия". И подзаголовок: "Анекдот с интродукцией, продолжениями и без каких-либо выводов"...

- Класс! Как мне это нравится! - сказал я удовлетворенно. Александр курил у окна и лишь мельком глянул на мое творение.

- Ты, похоже, относишься к людям, которые получают удовлетворение от начала всякой новой работы, даже если ни черта в ней не понимают.

- А чего ты ждешь от этой работы?

- Денег. Я зарабатываю деньги...

Меня покоробило: мы практически ровесники, но Александр очень циничный и всем своим видом показывает свое превосходство, опытность, умудренность жизнью.

На столе зазвонил телефон. Я поднял трубку.

- Дорогой, это я, - сообщила трубка голосом жены. Интересно, как она меня нашла?

- Поднимайся на третий этаж, - сказал я. В трубке зазвучал более глухой голос в сторону: "Дети, наш отец почтил нас аудиенцией!"

Интересно, сколько их?




Чтобы ответить на поставленный вопрос, пришлось проявить незаурядную выдержку. На всем третьем этаже только у нас двери в номер остались закрытыми. Все прочие были раскрыты настежь: посетители Дома Творчества пытались выяснить источник криков и визгов. Сценариста Александра, похоже, ничто в жизни уже не удивляло. Я определенно знал, откуда звук. Да и зачем привлекать к себе преждевременное внимание? Мне, похоже, здесь еще жить.

Детей оказалось трое. Жена утверждала, что сегодня - все наши. Особенно младший. В момент, когда все мои умственные способности должны были быть направлены на поиск очередного сюжетного хода, я вынужден был искать младшего, который нашел совершенно неожиданный ход между шкафом и вешалкой. Все-таки их было четверо. Не смею утверждать. Ибо двигались они слишком быстро. Я следил за пачкой чистой бумаги, которую мои старшие чада исписывали и изрисовывали, а сценарист Александр судорожно прижимал к груди блок сигарет. При этом в нем проявилась какая-то искра жизни: двигаться он стал быстрее. Правда, движения его были несколько однообразными: он прикуривал одну сигарету за другой. Может, боялся за их сохранность, а может, не был уверен в том, что еще когда-нибудь придется покурить.

Нет, не подумайте плохого: дети у меня хорошие и послушные. Просто я им редко покупаю писчую бумагу...

- Дорогая, - обратился я к жене, - настало время выяснить с тобой очень серьезный вопрос...

Жена напряглась.

- Признайся как на духу: ты издавала когда-нибудь книги?

Жена оскорбленно закатила глаза.

- Изверг! Неужели за столько лет безоблачной совместной жизни ты не осознал, что настоящая женщина издает только призывное воркование и запах хорошей косметики? Кроме того, она издает... Вру! Излучает ауру благополучия и состоятельности...

В этот момент третий (или четвертый) ребенок закончил разрисовывать последний из выделенных мне листов бумаги и нацелился на эскиз моей книги. Подняв над головой свое творение, я отчетливо произнес:

- Дорогая, если ты еще намерена в этой жизни что-нибудь издавать или излучать, уведи отсюда детей. К ужину меня не жди. Я сыт всем по горло.

Пятый ребенок упорно не хотел уходить. Я готов был применить к нему крайние методы устрашения, но обратил внимание на то, что он излишне часто разговаривает по сотовому телефону, который я ему не покупал и переговоры по которому не оплачивал. Выяснилось, что это маленький третий начальник. Он, как и первые два, не спешил представляться. Куража в нем было больше, чем в первых двух вместе взятых. Он был в постоянном движении: куда-то исчезал и появлялся, используя обнаруженный моим младшим сыном ход между шкафом и вешалкой.

В минуты затишья он долго разговаривал по мобильнику. Благодаря этому я догадался, что звали его Вацлавом, а фамилию я до сих пор боюсь произносить вслух: уж больно она в масть - Впендюрецкий. Так и обращаюсь к нему по имени-отчеству: Вацлав Валерьевич.

Подходит он ко мне и говорит, косясь на стол, засыпанный бумагами, над которыми поработали мои дети: "Александр Петрович, мы Вас очень ценим как профессионала (кстати, это я Вас нашел), но вы не слишком разгоняйтесь со своей книгой. Оно, конечно, объем немаленький, большая часть книги уже продана..."

- Кому? - ужаснулся я.

- Не кому, а подо что! Под рекламу. Не могу не выразить Вам своего восхищения по поводу блистательного названия книги. Вы маркетолог от природы: "Праздник скудоумия" позволил нам привлечь огромное количество рекламодателей самого разного профиля. Мы привлекли винопроизводителей Молдавии, Грузии и Армении для рекламы их вин! (Какой же праздник без вина?) Грузинские виноделы в запале конкурентной борьбы купили две главы! А какую зажигательную рекламу дали китайские производители пиротехники! Мы рекламируем батончики "Натс" как средство от скудоумия...

Я был в шоке.

- Любезный Вацлав Валерьевич, посмею Вам напомнить, что Александр Анатольевич пишет по МОЕЙ книге замечательный театральный спектакль. Не хотите же Вы сказать...

- Именно, что хочу! Задники и кулисы уже проданы. Занавес четыре раза перекупался. Сейчас на нем реклама Дальрыбы - источника органического фосфора для мозгов и ортопедических стелек для массажа десятого нерва. Крайне полезно для мышления...

- Э-э-э... Еще ничего не путаю, то десятый нерв проходит в желудке, и его затруднительно массировать стельками...

Валерьевича было трудно смутить: "Мало ли у кого какая походка..."
Когда Вацлав в очередной раз сбежал, я обратился к Александру: "Что будем делать? Я ведь ничего, кроме названия, не написал."

- Не переживай, тезка. В газетах уже месяц идет обсуждение твоей книги и моего спектакля. Знаешь, как сейчас модно сталкивать мнения "ЗА" и "ПРОТИВ"? Те, кто "ЗА", пишут, что впервые с такой прямотой в наших работах вскрыты духовные основы секса и насилия. А те, кто против, пишут, что в наших произведениях продохнуть нельзя от секса и насилия. В результате, все билеты еще неделю назад скупила билетная мафия и толкает их по офигенным ценам. Так что, если ты собрался повести детей в театр, то это тебе дорого обойдется...

- Ты с ума сошел? Водить детей на секс и насилие?

- Не переживай. За неуплаты в театре давно отключили свет. А когда в конце спектакля китайские рекламодатели устроят фейерверк, то все смотреть будут не на голых девок и насильников, а на небо в огнях. Довольны будут все.



Чем же занимается второй начальник? Оказалось, что зовут его Тимуром и с легендарным тезкой его роднит перекошенное лицо, но не от следов битв, а от постоянного контакта с подушкой. Похоже, что по должности он был начальником по работе с персоналом, но персонал работал сам по себе, не раздражая его свирепую генетическую память.

Корректор пару раз подходил ко мне и заверял, что с орфографией и синтаксисом в заголовке книги все в порядке. Редактора немного смутили архаизмы в подзаголовке названия, но я сумел подвести теоретическую базу под стилистику названия. Тогда редактор предложил мне взять псевдоним: сменить фамилию Жаккомопупьев на Жаккомо. Мол, благозвучнее и загадочнее так.

И вот, поверите ли, но после стольких лет страданий из-за своей неординарной фамилии мне вдруг так горько стало от потенциальной возможности потерять кусок фамилии, кусок себя! Мне - Жаккомопупьеву в шестом поколеньи стать Жаккомой - родства не помнящим!

Короче, прогнал я его, швыряясь листами бумаги, разрисованными моими детьми - Жаккомопупьевыми-младшими -- из седьмого поколенья. Какими бы я на них глазами смотрел после кастрации фамилии?

Как ни странно, но и сценарист Саша меня поддержал. Знать, есть и во мне кураж, а не только фамилия.



К вечеру начали подтягиваться актеры и актрисы. Сценарист Саша оказался еще и режиссером. В голосе его появились властные и брезгливые нотки. Он задернул шторы в номере и сел под загаженную мухами настольную лампу. Мне же для того, чтобы представлять действо, нужно было закрывать глаза: в театре-то сцена не будет освещена.

Атмосфера праздника создавалась междометиями, взвизгами и звоном стаканов. В зависимости от ситуации, Александр требовал "Больше романтики" или "Больше духовности".

По лбу моему текли ручьи пота: я с ужасом думал о том, что придется превращать в текст весь этот поток звуков, самыми осмысленными из которых были возгласы режиссера.

Александр же был доволен: мои страдания он воспринимал, как последствия сильных переживаний от художественного воздействия пьесы.

Семён Кац носился по импровизированной сцене, волоча за собой саквояж со спиртным. Образ ему удавался: он то рычал от страсти к белокурой толстухе, то выл от ненависти к рядам коррумпированных оборотней в погонах.

Я оценил профессионализм Семёна: он ни разу не перепутал ситуации, в которых нужно было поднимать стаканы, с ситуациями, когда нужно было бросать китайские петарды, которые изображали, в зависимости от контекста, гранаты либо праздничный салют. Хотя, кто его знает, что там должно было происходить на сцене: книгу-то я не читал... Тьфу... Не написал...

Время от времени насильники забывали о романтизме и приступали к своей основной деятельности - насиловали девиц. Но делали это они очень духовно. Можно сказать - с придыханием.

Правда, порой мне казалось, что это ряды коррумпированных оборотней в погонах насилуют насильников. Или наоборот... Все-таки очень неудобно смотреть незнакомый спектакль с закрытыми глазами: не видны погоны.

Я открыл глаза, но обстановка не прояснилась: погонов не было. Не было ничего. Даже черного сёминого костюма с хризантемой в петлице. Неужели костюмеры до такой степени экономят на костюмах?

Я вздохнул, прикрыл глаза и решил, что, по крайней мере, сэкономлю на билетах: пусть мои детишки сегодня оторвутся и посмотрят "Плейбой после полуночи".

В этот момент звукорежесер Паша Лапин врубил саундтрек к спектаклю. Это, скажу я вам, была находка! Понимаете... Оказывается, если во "Времена года" Вивальди включить партию ударных, то под ЭТО можно петь рэп... Говорить рэп... Короче, рэ-петь...

Я представил себе, что и этот аспект субкультуры нужно как-то отобразить в моей книге, и в отчаянии взрыднул. Александр вскинул брови, потом глаза его потеплели, и он по-отечески притянул меня на прокуренную грудь. Спектакль удавался.

- Стоп! Стоп! Стоп! Почему в костюме другой эпохи?

Ну разве можно так увлекаться? Посреди комнаты и голых актеров стоял Первый начальник - единственный, кто был одет в костюм.

Я в свое время сравнивал его с Раймондом Паулсом. А он оказался Ромуальдом Остьэпохиным. Корректор (точнее, корректорша) успела насплетничать, что в шестидесятые годы он был Романом Оглоблиным. Но в то время в богеме было модным брать звучные имена. Сейчас стало модным быть корнями от сохи, и Ромуальд последние полгода восстанавливал свои исконные реквизиты.

Оглоблин-Остьэпохин был ошарашен окриками. Пять минут назад ему принесли ламинированную обложку новой книги, и он бегал по этажу, показывая ее всем.

Художник сохранил основу моей идеи, но заменил венецианские маски на спецназовские. На плащах появился камуфляж, а на заднем плане - Мерседес.

- Зачем все это? - поинтересовался я.

- Есть в этом что-то булгаковское: времена меняются, а человеческая сущность остается прежней. Более того, мы таким образом приземляем наше произведение на нашу российскую почву и в наше время.

- Ну, если Вы имеете в виду Мерседес, то - конечно.

Остьэпохин побежал дальше, бросив на ходу толстухе: "Девушка, наденьте камуфляж. Вас слишком видно".

- Шура, - спросил я доверительно сценариста, - В каком направлении движется сюжет? Что мне писать, чтобы не слишком выпасть из темы?

- Ну, праздник в разгаре. Полный угар. Совершенно жизненная ситуация. Потом наступает похмелье, и болит голова...

- У меня голова уже болит. Я не понимаю, что происходит, как этим управлять, и куда мы движемся...

- Пустое. Подожди до завтра и из газет узнаешь все, что ты и я хотели написать. После этого подсуетись немного, подправь формулировки - и ты отобразишь надежды и чаяния широких масс, заклеймишь заклятых, возвысишь возвышенных, затопчешь падших.

Сегодня в фойе театра грудами будут лежать муляжи твоих книг и средство от скудоумия - батончики "Натс". Книги по причине плохого освещения сегодня продаваться не будут. Батончики будут находиться в более выгодных условиях, как и пиво с водкой.

- А не кажется ли тебе, Шура, что наша с тобой работа стала превращаться в фарс?

- Бог с тобой, тезка. Посмотри на обложку твоей книги: ты же пишешь анекдот с продолжениями...

- У анекдотов не бывает продолжений. Это редко бывает смешным...

- Но люди-то смеются!

- По привычке... Из скудоумия... И батончиками тут не поможешь... Ты знаешь... я, наверно, пойду...

У Александра дрогнула мышца на щеке. Он излишне поспешно закурил сигарету и сквозь клубы дыма сунул мне худую сухую руку.

Прежде чем дверь закрылась, я услышал его властный голос:

- Мальчики-девочки... Повторим все со второго акта еще раз...

 

19 января 2007
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Комментарий от 30 июня 2008 19:14
#1
 
Nora





icq: {icq}

  

В очередной раз прочитала -- в очередной раз ... умерла от восторга.winked



--------------------
зарегистрирован: 5.10.2007    

Комментарий от 6 апреля 2009 22:32
#2
 
Fedotov





icq: {icq}

  
Хорошая работа!
зарегистрирован: --    

Комментарий от 13 мая 2013 14:13
#3
 
Lookatme





icq: {icq}

  
майский чай teens-blog.ru билеты по истории устно 11 класс, причины поражения красной армии Зеленоград passionfatale закон распределения как научиться владеть собой mildpregny.ru продаётся шар Zorb (Зорб) Григорий Лепс mp3 http://glavdiets.ru/ PANASONIC TX-R32LE7K, Телевизор
зарегистрирован: --    

Информация
   
 

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 
на этом сайте используются авторские материалы, при копировании активная ссылка на сайт обязательна


1
2
3
4
5
11
6
7
8
9
10
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
Rambler's Top100  Adre - поисковая система, каталог сайтов ProtoPlex TOP-100: борьба лидеров! Faststart.ru: Информационный портал продвижение сайта; разработка корпоративного сайта, оптимизация веб-сайта