Бакланов А.В. 

Хроники
   Жакко

Навигация
     

RSS 2
Располагайтесь
     

Новости сайта
     
Облако тегов
     
  Популярные ключевые слова ..

Архив публикаций
     
Июнь 2018 (15)
Апрель 2018 (1)
Январь 2018 (2)
Июль 2017 (1)
Май 2017 (2)
Апрель 2017 (2)







День второй   
 
День второйНе люблю просыпаться в гостиницах, пансионатах и вообще - во всех местах, где можно проспать завтрак. Без завтрака весь день, считай, пропал. По завтраку можно судить о людях, у которых ты в гостях. Даже если ты живешь в каком-нибудь сетевом отеле.

За стенами номера уже давно кто-то ворочался, скрипел, капал и топал. Пришлось вставать, тем более что мы сюда приехали не спать.
За окном, которое выходило куда-то вверх - во внутренний дворик, было как-то неопределенно серо. Небо находилось вне пределов досягаемости глаза, но хорошо был виден куст юкки с саблевидными листьями.


Кстати! Юкка - достаточно обычное для субтропиков растение. Но Лондон находится на одной широте всего лишь с Воронежем. А в Воронеже юки не растут.


Для того чтобы выйти из нашего Люкса, нужно было пройти коридорчик, выйти в столовую, подняться по лестнице на первый этаж и только там - в конце другого коридорчика была стеклянная дверь на улицу.


В столовой никого не было, что странно для отеля, в котором нет свободных мест. На столах стояли джентльменские наборы продуктов: стандартные "кубики" так называемого масла двух сортов (на наш вкус - паршивенькие маргарины), плавленый сырок, джемы, плавленые сырки, графины с апельсиновым соком. До самого отъезда в Москву я каждое утро вспомнил мистера Пиквика, который в гостиницах и на постоялых дворах регулярно питался кусками холоднойтелятины. То была иная Англия...


До того момента, когда появилась женщина, должность которой в этой гостинице мы не смогли определить, т.к. она работала и на кухне и на этажах, мы успели рассмотреть интерьер столовой. Стена напротив окна была расписана маслом. На ней был изображен вид из карнакского храма. Стена справа от росписи была заполнена, якобы, фрагментами Книги Мертвых и фигурами египетских богов. На противоположной стене висели два красивых барельефа из гипса. Тоже в египетском стиле. Короче, обстановка была как в египетском некрополе. Очень хотелось бы думать, что последствия приема пищи не приводят к мумификации...

Столовая


Впрочем, о женщине... По отрывочным фразам из кухни мы определили, что там хозяйничают косовары. На их исторической родине в то время шла война. Потому им здесь - в Лондоне - жилось намного спокойнее. Итак, косоварка..., скажем так, наложница вторых блюд поставила перед нами пустые плошки, миску с кукурузными хлопьями, кувшин с молоком и металлическую стойку с румяными тостами.
Хлопья с молоком - очень сытная и здоровая пища.

Но тут я вспомнил о двух малоприятных обстоятельствах: во-первых, мой порез десны глазурью не прошел бесследно - десна воспалилась и стала болеть. Во-вторых, в России зубы у меня болели так редко, что мне в голову не пришло взять с собой болеутоляющее или антисептик. А впереди было еще много дней чуждой культуры. Завтрак я не проспал, но о приеме его здорово пожалел.

ВЫВОД: Отправляясь в дальнюю поездку, берите с собой наиболее ходовые лекарства: антисептики, аналгетики, спазмалгетики, желудочные и сердечные таблетки, активированный уголь и все возможные виды пластырей. Важно помнить, что за границей, вероятно, ничто, кроме аспирина не будет называться так, как вы привыкли. И все это стоит изрядных денег.


После завтрака мы решили погулять в Кенсингтонском парке. Он располагался через дорогу от НАШЕГО паба. Как немного нужно для того, чтобы паб стал НАШИМ: он должен иметь свободные места и вкусно покормить.
По дороге к парку мы ловили себя на мысли, что очень... ну, если не страшно, то робко переходить эти странные островные дороги с левосторонним движением. Для тупых континентальных туристов на переходах написано "LOOK RIGHT" - "ПОСМОТРИТЕ НАПРАВО". (С противоположной стороны дороги написано "LOOK LEFT". Естественно, если дорога с односторонним движением.) В противном случае Британия стала бы одним большим кладбищем изрядно поредевшей континентальной Европы.

День второй


Было воскресное утро. Вдоль ограды Кенсингтонского парка параллельными рядами выстроились машины, их владельцы - местные художники и произведения художников. Без излишнего брюзжания скажу, что количество картин и поделок не переходило в качество. Обычный стандартный ширпотреб на стандартного воскресного туриста:

  • ворохи тауэрских_мостов и биг_бенов,

  • монументы_принцу_альберту и безымянные даблдеккеры,

  • сыщицкие_курительные_трубки и

  • надверные_знаки_с_беккер_стрит_221б...



    Мы постарались быть наименее банальными и купили акварель с изображением НАШЕГО паба SWAN. Ничего особенного: фасад, десяток контуров людей у столов, газовые фонари, узнаваемый контур дерева. Здесь мы потребляли недуховную пищу.
    Немолодая художница Анна Мюррей была довольна, когда мы сообщили ей, что ее акварель улетит с нами в Москву. В правдивости наших слов ее убедила лизонькина шуба, которая... несколько странно смотрелась при 16 градусах тепла.


    Наконец, мы пересекли границу парка. В течение нашей поездки мы были в разных парках, но описать их можно, практически, одними словами: английские парки - это огромных размеров газоны, по которым в разных направлениях посажены ряды деревьев с шагом 12-14 метров.
    Плотными насаждениями закрыты лишь хозяйственные территории и служебные помещения. Птицы это ценят, и из густых зарослей постоянно раздается их щебетание. Английские парки светлы.


    В Кенсингтонском парке много десятков лет назад одним из его смотрителей была высажена группа форзиций. Теперь эта группа кустов выделена мемориальной доской, как национальное достояние. Трогательно и странно: ведь ВСЕ деревья и кустарники в парке посажены кем-то и когда-то. Но памятные доски стоят далеко не всюду.


    Нужно сказать, что, если не мемориальные, то памятные таблички висят на многих растениях, позволяя посетителям парков самостоятельно познавать мир. Меня поразило то, что даже дикий виноград на здании старого адмиралтейства на улице Мэлл был подписан, хотя там более уместны были бы мемориальные доски с перечнем знаменитых флотоводцев.


    В Кенсингтонском парке в конце ноября цвели вечнозеленые жасмины, вишня, настоящие подснежники и примулы. Журчал каскад итальянских фонтанов, и вечный Вольтер смотрел на искрящуюся воду из своего кресла. Мы наблюдали весну поздней осени.
    Во всех уголках парков бродили наши отечественные скворцы, и слышалось пенье наших весенних птиц. Неужели тут не бывает зимы?


    Кстати! Позже мы узнали, что зима бывает: 10-15 градусов мороза при очень высокой влажности воздуха становятся национальным бедствием. А во времена, когда Темза была на 4-5 метров мельче, она промерзала до дна.

    Кенсингтонская белка



    В какой восторг приходят посетители парков, когда с деревьев начинают спускаться белки! Рыжие красотки с серебристыми хвостами уверены в том, что парки созданы для них, а люди - это самодвижущиеся растения, на которых растут орешки и семечки для кормления белок.

    Люди не разубеждают их в этом.

    Лизонька очень переживала оттого, что у нас не было с собой орехов. Она пообещала в следующий раз привезти кенсингтонским белкам кедровые шишки. Вот они удивятся!

    Мы видели несколько раз белок, которые переходили лондонские улицы достаточно далеко от парков.

    Поверьте, это не брюзжание, но в этот момент вспоминались крысы, которые перебегают московские улицы. Было стыдно…

    Было стыдно и по иному поводу: когда в Москве сходит снег, то московские газоны бывают чрезвычайно неровными отнюдь не из-за прошлогодней листвы. Армии дворников неделями выгребают собачий навоз.

    В Кенсингтоне наше внимание привлекли достаточно крупные ящики на сравнительно высокой подставке. Дизайн их был без излишеств, но и не без выдумки. Надпись однозначно указывала на королевскую собственность, а изображение собаки явно указывало на назначение емкости. По крайней мере, неделю из нашей жизни мы не смотрели под ноги.

    На улицах, где таких ящиков нет, хозяева сгребают собачьи кучки в полиэтиленовые пакетики и уносятс собой. Делается это деловито и без тени смущения.

    На западном краю Кенсингтонского парка находится мемориал принца Альберта, поражающий своей красотой и напыщенностью. Первоначально он представлял собой постамент с лестницей и сидящего в кресле мужа королевы Виктории - принца Альберта.

    После реконструкции над сидящей скульптурой был возведен шатер в готическом стиле, раза в три превышающий первоначальный мемориал. Сооружение хорошо смотрится с многих точек издалека. В определенные дни за скромную платуможно припасть непосредственно к ногам принца - человека, который не менее королевы Виктории повлиял на ход британской истории.


    Кстати! Интересна политика местного министерства культуры: практически в любой музей или галерею можно войти бесплатно (скажем, в галерею "Серпантин" в Кенсингтонском парке или в Британский музей). Но если у вас есть возможность, то вас просят заплатить пару фунтовна поддержание культуры. Это делает ее доступной для любого кошелька.


    Через дорогу от мемориала находится Принц Альберт Холл - один из знаменитейших оперных залов мира. Во время нашей поездки он реконструировался. Но спектакли в нем продолжались.

    В центре Кенсингтонского парка находится памятник физической энергии: голый мужчина на громадном коне. Кожа на обоих вздыбленаволнами. Кажется, что через них постоянно пропускают ток. Мужчина приставляет ко лбу козырьком ладонь и всматривается в сторону Принц Альберт Холла: не закончилась ли его реконструкцию?



    День второй




    Кенсингтонский и Гайд-парк рассекает длинный изогнутый пруд со странным названием Long Water (Длинная вода) или Серпантин, что более обоснованно. Пруд пересекается автомобильным мостом, на перилах которого рядом со спасательным кругом находится надпись: "Пожалуйста, не прыгайте с моста. Здесь мелко".

    Кстати! Рядом с музеем Гвардии, который находится близ Сент-Джеймского парка на Birdcage Walk, есть небольшой фонтан. Рядом с ним прикреплен плакат "Пожалуйста, не ныряйте в фонтан. Здесь глубоко".

    Даже поздней осенью множество людей гуляют вдоль Серпантина. В центре многомиллионного города они не чувствуют себя в толпе. Мы видели негритянскую семью, которая заражала жизнерадостностью всех, кто ее видел: худой высокий папаша, гороподобная мать и двое щебечущих гавриков. Дети носились вокруг родителей. Отец время от времени делал вид, что ловит детей, а те со смехом прятались под огромной юбкой невозмутимой мамаши.

    Кенсингтонский парк плавно перетекает в Гайд-парк. Оба спроектированы так, что не возникаетжелания свернуть на газон, по которому ходить не возбраняется. Кажется, что не ты идешь по дорожке, а она подкладывается под тебя.

    На восточной оконечности парка ландшафт заметно отличается от центральной и западной части. Создается впечатление, что гениальные парковые архитекторы забыли поработать над композицией: территория величиной с два футбольных поля плохо ухожена, потоптана. Деревья и кустарники посажены случайно и очень редко.

    На границе двух ландшафтов находится удивительнаякаменная клумба круглой формы. Она выложена из белых и черных камней. По контуру клумбы находятся латунные таблички, указывающие на достопримечательности парка: Угол Ораторов и Мраморную арку, Старую полицейскую станцию,Арку Веллингтона и даже на парковый туалет! (А что? Тоже достопримечательность. Немаловажная).

    Но самая замечательная достопримечательность - это сама клумба. Клумбой я ее назвал. В действительности, до 1866 года на этом месте рос дуб. Британцы очень привязаны к естественным символам. У этого дуба собирались недовольные жизнью. Вероятно, отих жарких речей во время беспорядков 1866 года дерево и сгорело. Надо думать, что это было не единственное событие того времени, но ностальгически настроенные личности решили увековечить событие, но не посадкой дуба, а каменной мозаикой с контуром дерева и круговой надписью о событии 1866 года вокруг рисунка.

    Недовольныепродолжают собираться потолковать "за жизнь" чуть севернее - на Углу Ораторов. Каждый из ораторов стоит на каком-нибудь возвышении, которое приносит с собой. Это - не желание покрасоваться над остальными. Считается, что неприлично использовать королевскую землю для того, чтобы с нее изрекать лабуду. Как нам показалось, там собираются, прежде всего, религиозные фанатики. А так как в Лондоне достаточно терпимо относятся к различным конфессиям, то рот никому не затыкают.

    Мы наблюдали занятную перепалку лысого мужика, взгромоздившегося на лестницу-стремянку, и его оппонента - колоритного негра в шляпе, стоявшего на пластмассовом ящике из-под бутылок.

    - Любите Иисуса. Он нас всех учил любить, - вещал лысый.

    - Ни черта он не мог учить любить. Он сам не любил женщин, а только ездил на ослике по пустыне, - парировал негр.

    Так проходит спикерская жизнь.

    Кстати! По поводу странностей ландшафта восточной части Гайд-парка... Он вытоптан и слабо засажен потому, что несколько раз в году используется для проведения массовых народных сборищ и театрализованных действ.


    Приближался полдень. Десна моя стала набухать и резко дергать. Я с тоской вспоминал нашу домашнюю аптечку и думал об ударе по нашему бюджету, если мне придется обратиться к местному коновалу...

    Еще я вспомнил замечательный город Ригу (как я цинично подумал о нем в свое время - "город больных"). В Риге аптеки находятся на каждом шагу. Там думают о людях с воспалившимися деснами! А в этом странном городе - Лондоне -знаменитые красные кресты нигде не проявлялись, хотя мы более часа шагали по Оксфорд-стрит...

    Спасение пришло из магазина марки Бутс. К ботинкам они не имели отношения. Там продавали парфюмерию и галантерею. А в уголке находился аптечный киоск, в котором учтивые индийцы предложили мне приотличнейшийгель для десен.

    Во второй половине дня провинциальные британские туристы освободили гостиничные номера, и портьепредложил нам на выбор две комнатки-близнечихи.Разница их лишь в том, что одна смотрела окнами на Крэйвен роуд, а вторая - во Мьюз - очень милый, но все-таки задворок Империи с прокопченнымикирпичными стенами. Мы, конечно же, выбрали окна фасада.

    Нужно быть честным: нас никто не заставлял брать эту комнату... Мы сами ее выбрали... К чему это я? Как и мы, вы поймете это позже.

    А пока мы, совершенно счастливые, вновь пересекли Гайд-парк.

    На юго-востоке парка стоит Памятник Ахиллу, но большой круглый щит заставляет думать, что это памятник спутниковой тарелке.

    Метрах в 300 от Ахилла находится розарий парка и аллея именных скамеек. Все скамьи сделаны по одному проекту - архаично и добротно, но можно долго стоять возле них и читать историю сидящего человечества. Скамьи дареные, и каждый даритель оставил на ней красиво вырезанную надпись о причине появления скамьи. Приятно, что кто-то просто любил сидеть в этом месте, а кто-то подарил скамью любимой. Были такие, которые подарили скамью парку новой своей Родины, чтобы их соплеменникам было где в Британии посидеть.

    Каждая минута пребывания в Лондоне дарила нам сюрпризы. Ну, скажем, потребовалось нам перейти дорогу к арке Веллингтона. На перекрестке мигает желтый фонарь. А это значит, чтоглавные на дороге - мы. Но нас у фонаря двое, амашин раз в пятьбольше. По российской привычке мы пытались жестами пропустить машины. Но первый из подъехавших водителейдоходчиво объяснил нам на пальцах (у своего виска),кто на улице хозяин. Ненадолго, но приятно.

    Нужно сказать, что подобное доброе отношение к пешеходам прописано и в отечественных правилах дорожного движения, но соблюдается оно в редких местах: Нефтеюганске, Воронеже... Лизонька подскажи, где еще?


    Четыре дороги Конститьюшн Хилл


    Мы двинулись на Конститьюшн Хилл - улицу, которая начинается на юго-восточном углу Гайд-парка, - в том же месте, что и Пиккадилли. Но Пиккадилли (улица кружевных воротничков) проходит вдоль северной части Грин-парка, а Конститьюшн Хилл - с южной.

    Еще Конститьюшн Хилл интересна тем, что вдоль нее идут четыре разные транспортно-пешеходных дороги: 1) дляпешеходов; 2) для велосипедистов; 3) для машин; 4) лошадиная дорожка.

    Но главная достопримечательность улицы в том, что по другую ее сторону - с юга - находится сад Букингемского дворца. Пару месяцев в году (в летнее время) он открыт для посещения простыми смертными. Но был ноябрь...

    А еще была вторая половина дня воскресенья. А это значит, что смена караула в Букингемском дворце сегодня уже прошла и по законам нелетнего времени в следующий раз должна была быть уже через двое суток - во вторник.

    Мы поглазели через заборна гвардейцев у дворца, и я немного возгордился тем, что наши гвардейцы у Кремля выглядят лучше - стройнее и подтянутее. Более того, архаичная форма шотландцев плохо смотрится с современными автоматами.

    Казармы пешихгвардейцев находятся рядом с дворцом. Конные гвардейцы обитают подалее - в конце Мэлл.

    За казармами шотландских гвардейцев находится музей Гвардии. До сих пор не могу поверить, что входной билет в музей стоит 200 фунтов (!!!). А ведь мы много раз это читали, протираяглаза. Жаждущих попасть внутрь мы не наблюдали.

    Кстати! Возле музея Гвардии есть магазинчик оловянных солдатиков. В крохотном помещении на застекленных стеллажах расположились несколько тысяч оловянных фигурок. На полках разыграны баталии всех времен – от Цезаря до наших дней. В крохотных лицах есть портретное сходство с Генрихом VIII, Веллингтоном, Наполеоном, Гитлером. Даже безымянные игрушечные британские офицеры сохраняют надменностьпозы и характерно оттопыренную нижнюю губу...


    Кварталы, прилегающие к Парламенту, настолько древние, что даже мемориальные доски на домах другого цвета - зеленые. А улицы... Мы наткнулись на улицу шириной 2 метра!

    Совершенно неожиданно из-за угла дома открылось Вестминстерское аббатство. Но как ни странно, мы зашли не в него, а в небольшую церковь святой Маргариты, которая расположена параллельно аббатству. Очаровательное сооружение! Уютные ряды лавок. Напротив каждого сидения висит по вышитой подушечке, на которую прихожане становятся коленками во время молитвы. Мы тогда еще не знали, что Уинстон Черчилль венчался здесь со своей Клементиной... Поверьте: их души витали над нами.

    Без 15 минут четыре было еще очень солнечно. Мы услышали бой Биг-Бена и были удивлены тем, что знаем эту мелодию по куче фильмов. Потом полюбовались на памятник Черчиллю, который стоит на своем персональном Углу Ораторовна персональном бетонном ящике, но молчит.

    Уже через двадцать минут последние лучи солнца скрылись. Мы едва успели перейти Вестминстерский мост, подойти к Темзе и с сожалением убедиться, что под мостом ночевать нам не удалось хотя бы потому, что все подходы к подмостью и вообще к Темзе старательно перекрыты надежными бетонными загородками.

    В отель мы добирались на очень грязном (единственном в своем роде) даблдеккере. В автобусе произошла комическаяперепалка кондуктора с подвыпившим потертым джентльменом, который просилсяв автобус бесплатно... Победил кондуктор.




    Взгляд наПринц Альберт Холл
    Памятник Физической энергии



  •  

    12 мая 2007
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


    Информация
       
     

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

     
    на этом сайте используются авторские материалы, при копировании активная ссылка на сайт обязательна


    1
    2
    3
    4
    5
    11
    6
    7
    8
    9
    10
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    Rambler's Top100  Adre - поисковая система, каталог сайтов ProtoPlex TOP-100: борьба лидеров! Faststart.ru: Информационный портал продвижение сайта; разработка корпоративного сайта, оптимизация веб-сайта