Бакланов А.В. 

Хроники
   Жакко

» » » Последний рейс Василия Порика – Человека и теплохода
Навигация
     

RSS 2
Располагайтесь
     

Новости сайта
     
Облако тегов
     
  Популярные ключевые слова ..

Архив публикаций
     
Ноябрь 2018 (1)
Июнь 2018 (15)
Апрель 2018 (1)
Январь 2018 (2)
Июль 2017 (1)
Май 2017 (2)







Последний рейс Василия Порика – Человека и теплохода   
 
Предисловие Анатолия Захарченко.


Мой друг, моряк, – капитан дальнего плавания Рощин Сергей Викторович, откликнулся на мою просьбу написать воспоминания о последнем рейсе танкера Новороссийского морского пароходства «Василий Порик» и сдаче его на «иголки». Это событие произошло в мае 1988 года. В то время мы оба находились в рейсе, только я был на танкере «Митрофан Седин», который шел с грузом керосина из Феодосии в индийский порт Бомбей (ныне Мумбай), а Сергей шел на танкере «Василий Порик» на базу разделки в Бангладеш. Наши суда оказались в одном караване при проходе Суэцкого канала.

Подгребли мы к Порт-Саиду после обеда, спустя несколько часов подошел и «Василий Порик». Предыдущий караван в южном направлении давно ушел, и власти Суэцкого канала распорядились о формировании нового каравана. Прибыл арабский лоцман, и началась постановка судна на швартовные на внутреннем рейде порта. Стали на бочки, а за нами по корме поставили «Василий Порик». Его полное название по бортам было закрашено и оставлено только три буквы – «РИК». Я еще удивился, что за странное название у советского танкера, причем однотипного, как моряки говорят, «sister ship»? Оказывается, было негласное указание изменять название некоторых судов перед списанием, руководствуясь идеологическими соображениями. К примеру, танкер «Комсомолец Ленинграда», на котором я работал в конце 70-х годов, ушел на списание под названием «НИНА», а на «Василий Порик» фантазии, видимо, не хватило, оставили от названия три последних буквы! Не под своими именами ушли на металлолом такие суда, как «Карл Маркс», «Ленинск» и многие другие. Танкер «Рихард Зорге» ушел под названием «Зина».

Танкер «Василий Порик» был построен в Югославии 1966 году на судостроительной верфи в городе Сплит. Он был назван так, в честь Героя Советского Союза Василия Порика. Эти суда были большие трудяги. По крайней-мере, я не помню танкеров Новороссийского морского пароходства, за исключением Казбеков, которые бы ходили в Исландию на Новый Год, после чего приходилось ремонтироваться, потому что зимняя погода и океанские шторма крушили все!

Именно «Василий Порик» был единственным из серии «Сплитов», где поэкспериментировали питерские корабелы. Ему приварили бульб, причем не с киля, а метра на 2 выше, и торчал он несколько двусмысленно.

Василий Васильевич Порик родился в селе Соломирка (ныне Порик) Хмельницкого района Винницкой области в крестьянской семье, украинец. Член ВКП(б) с 1941 года.

В Красной Армии он служил с 1939 года. В 1941 году окончил Харьковское пехотное училище. На фронтах Великой Отечественной войны воевал в составе 6 армии Юго-Западного фронта. В июле 1941 года попал в окружение под Уманью, воевал до последнего патрона. Был ранен, попал в плен.

Летом 1942 года был отправлен в концлагерь Бомон в провинции Артуа, департамента Па-де-Кале (Франция). В плену Василий Порик участвовал в организации подпольного комитета военнопленных и групп по подготовке побегов. Установил связь с французским Сопротивлением. Сумел сбежать из концлагеря. После побега из плена, скрывался у семьи Оффр в г. Дрокуре - пригород города Ланс, департамент Па-де-Кале, Франция (кстати, отсюда можно дойти пешком до другого пригорода Нуаэль-су-Ланс (Франция), в котором родилась и в то время проживала 8-летняя Эдита Пьеха). Благодаря содействию местного населения, особенно польско-украинским эмигрантам, Василий создал партизанский отряд из беглых советских пленных и власовцев. В партизанском отряде у Порика были псевдонимы «Базиль» и «лейтенант Громовой».

За его голову оккупанты назначили награду в 2 миллиона франков. Кто-то его выдал, когда он со своим товарищем Василием Колесником находился в доме семьи Ревяко. Колесник погиб во время боя, а Порик был взят в плен. Чтобы он не смог бежать, ему прострелили ноги. Тем не менее, он смог задушить приставленного к нему солдата и попытался скрыться, но с ранением ног не смог убежать. Находясь в одиночной камере в Аррасе, он сумел заколоть штыком часового и, вывернув решетку, бежал, и он вновь возглавил отряд. В начале апреля 1944 года отряд Василия Порика взорвал 2 вражеских эшелона, уничтожил более 200 гитлеровцев, 14 автомобилей, разгромил охрану концлагеря Бомон и освободил всех узников.

14 июля 1944 г. в Национальный Праздник Франции – день взятия Бастилии, он в форме офицера Советской Армии (!) принял участие в митинге, организованном Сопротивлением, в городе Лоос-ан-Гоэль, где произнес речь, которая переводилась на французский. Говорил он о скорой победе. Столь яркое его появление не прошло незамеченным. На него вновь донесли, и 22 июля 1944 года под городом Аррас отряд попал в засаду. Василий Порик был схвачен. Боясь, что он вновь сбежит, его расстреляли в тот же день. Его имя высечено на "стене расстрелянных" в Аррасской крепости (всего здесь было расстреляно трое пленных советских военнослужащих).

После войны, благодаря журналистам, по личной инициативе Алексея Аджубея, зятя Н.С. Хрущева, удалось установить настоящее имя героя. В 1964 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В том же году был также удостоен почётного звания «Национальный герой Франции» и он был награжден Орденом Почетного Легиона посмертно.

На кладбище, где он похоронен в городе Энан-Бомон советским посольством в 1968 г. был установлен гранитный памятник.

Это первый памятник, установленный СССР на территории Франции. Он был изготовлен скульптором Игнащенко из глыбы украинского гранита весом 7 тонн. Этот памятник получил Гран-при Парижской академии изящных искусств.

Выражаю благодарность Сергею Викторовичу за рассказ - воспоминание.

Анатолий Захарченко
* * *


Рассказывает Сергей Рощин, капитан дальнего плавания

Про танкер «Василий Порик» так просто не рассказать. Я начал работать на нем в ноябре 1986 года.
Ступил на его палубу в Батуми на первом причале, приехав поездом вместе с туапсинским набором матросов, мотористов и даже шёф-поваром. Сам понимаешь, нашлись общие знакомые, пошли воспоминания о том, что было и где. Когда-то я был на «Василии Порике» на практике, а теперь встретил тех же людей из прошлого. Фамилии одни и то звучат: Токарь Лавро, Электрик Шарко, Матрос Швайликов, Матрос Тотладзе. Помполитом был Николай Николаевич Важинский – возраст и скромно развитый интеллект вынуждали его попадать в самые несуразные ситуации.

К примеру, он всем объяснял разницу между трусами и шортами: в последних, мол, есть карманы. В любом случае Важинский не любил голые коленки. Так вот, идёт как-то Николай Николаевич по коридору, а навстречу матрос Константин Тотладзе в шортах - типа боксерских трусов.

- Тотладзе, вы, что - опять в трусах ходите? (Вопрос, заметь!)
- Николай Николаевич, ну а что мне – без трусов ходить?!

Немая сцена, и Костя с чувством долга удалился.

Тотладзе ещё и артельщиком был с широкой грузинской душой, пока рублей на 600 не попал. Сидит, бывало, Костя в курилке, а тут кто-то из матросов или мотористов подходит и просит выдать блок сигарет, мол, закончились. Ну, Косте было лень идти в артелку, он дает ключи и говорит: «Возьми и запиши в тетрадку!» Но, оказывается, записывали в тетрадку не ВСЕ и не ВСЁ, отсюда выплыло отрицательно сальдо!!! Тогда Тотладзе перестал давать ключ всем подряд.

Так как Порик имел крашенные танки, то и возил он светлые грузы,- керосин, дизтопливо и бензин, Грузились мы в Батуми, Туапсе и, конечно, в Феодосии, где эти светлые грузы и имелись. Здесь мы хорошо проводили время. Недаром была поговорка феодосийских девушек: «В порт вошёл «Василий Порик» – закажи скорее столик».

А в Новороссийск не заходили ни разу до начала списания. Выгрузка была в портах Пор де Бук, Генуя, Нуэвитас, Съенфуэгос, Сантьяго.

Началось списание. В Новороссийске 7 апреля 1988 года нас ставят на морской вокзал. Благо, что нет ни челноков, ни пассажиров – только «Кометы». Для всех - праздник. Мы – дома, и доступ на борт судна под советским флагом свободный, только под контролем помполита и вахты. Народ пошёл косяком.

Но, перво-наперво, поменялся капитан, пришел Манукянц Геннадий Артемьевич. Что удивительно - он тоже капитан из Одессы, но не молдаванин, а настоящий во всех смыслах армянин. И посыпались на нас вопросы о флагах, барометрах, секстанах, хронометрах, картах. Как ты помнишь, всё списываемое имущество отображалось в актах на списание основных средств на бланках ОС-1 и ОС-3, в зависимости от стоимости списываемого изделия. Мы каждый день челноками бродили в бухгалтерию и назад. Исправляя что-то в бумагах, которые ранее никогда в глаза не видели.

А в это же время другие челноки из разных служб и отделов пароходства курсировали к нам. На трапе показывали удостоверение и со словами: «Я к капитану», направлялись прямиком в капитанскую каюту. Сначала мы сбивались, но потом оклемались. Имею в виду вахту. Тормозили челноков у трапа пока не получали разрешение от капитана. В противном случае – «стоять Зорька!»

Не все «Зорьки» оставались довольны такими ограничениями. А у Манукянца была присказка: «Если что-то хочешь приобрести, то сначала надо что-то потерять!» Приобрести он хотел не просто пустой балластный переход на разделку, а и деньжат подгрести, и в Сингапур попасть. Всё было известно наперёд и расписано. Если рейс из Союза и приход в Социалистическую Республику Вьетнам в порт Дананг, значит оплата будет в чеках ВТБ. А это значит, что никакой валюты не получишь, а получишь на руки в конце рейса справку-депонент, по которой в кассе пароходства можно получить чеки ВТБ и отоваривать их в специализированных магазинах для моряков под названием «Альбатрос». Они были во всех портовых городах Союза. Это правило действовало всегда, когда рейс был в соцстраны (Болгария, Румыния, Германская Демократическая Республика, Польша). А вот Куба, как ни странно, хоть и была социалистической, но за рейс на нее полагалась выплата валюты.

Чтобы начать получать оплату в валюте, нужен заход в капстрану - в Сингапур на обратном пути из Вьетнама, просчёт перехода оттуда в Бангладеш с выдачей денег наперед в Сингапуре.

Остаточная стоимость танкера сводилась, практически, к копейкам. К моменту списания с судна было снято все мало-мальски ценное оборудование. Пошли мы в Батуми на последнюю погрузку с одним «Магнавоксом» (спутниковый навигационный прибор системы «Транзит») из оставшихся ценностей и комплектом карт на переход до Вьетнама и Бангладеш.

Грустный это был рейс. Наш «Василий Порик», отслужив 22 года, в последний раз взял груз и, попрощавшись с портом Батуми 3 мая 1988 года, навсегда ушел из состава танкерного флота. Не один раз в голову приходила мысль о том, что можно было на нем еще работать и работать. Но, когда встречаешь новые, современные суда и понимаешь, что два активных десятилетия для танкера – это срок.

Можно только догадываться о чувствах такого человека, как боцман Николай Семенович Паюл, который в 1965 году в югославском (ныне хорватском) порту Риека участвовал в первом подъеме государственного флага на борту «Василия Порика». Не каждое судно провожает в последний рейс человек, который принимал его со стапелей.

После разгрузки во Вьетнаме помыли мы танки от керосина, зашли в Сингапур для сдачи смывок, вероятно, и потом сдавали их там двое суток: 7-го и 8-го июня.

В первый день уехала большая часть экипажа, осталось лишь обеспечение выброса судна на берег: 2 помощника, 2 механика, 3 моториста, 3 матроса и повар. Повар - чтобы мы с голоду не померли. А так как у меня был день рожденья, то умирать никто и не собирался.

У Валеры Шарко было наменяно Ломойки (вьетнамская водка). Вот и решили начать меня поздравлять с песнями и танцами.

Капитан присылает на вахту Костю Шрамко – 4-го помощника капитана, а меня в каюту вызывает. И что? Опять накрыт стол с коньяком и яствами. Мне подарки, поздравления! Здесь же второй помощник Саня, старпом и опять гитара. Старпомом был Октавий Александрович Кравченко, мужик мощный и ростом и в плечах. Любил песни во всех вариантах. Ну, один тост, второй, третий, смотрю, а капитан Геннадий Артемьевич пристроился на диване, глазки закрыл и сопит. Есть такое мудрое решение, а может и устал за день.

Второй помощник Сашка, говорит: я, мол, на вахту пошёл. А дед Октавий разошелся. Ему только давай, наливай, да пей и пой. Еле свалил и дополз до каюты.

А утром катер, и – в город. Я набрал с собой пакетиков с молоком и трубочкой с завтрака, так и отпаивался до маркета. А там – первая настоящая, как мне казалось, покупка – Музыкальный центр и видеоплеер! Все живы до сих пор и работают, но нечего крутить на них.

С отходом из Сингапура началось хождение друг к другу в гости, прослушивание и просматривание приобретений – Кто? Что? и за сколько? Не обошлось и без разочарований, что-то не работало или сгорело сразу. А уже шел следующий подсчёт – как бы на недельку задержаться в Бангладеш, деньги-то выплачены. Дело в том, что рейс «Аэрофлота» (а летали тогда им и только им) из Бангладеш каждый понедельник в обед. Это лежало в основе расчётов. Значит, надо нам прийти так, чтобы задержаться на неделю в гостинице, но не вызвать никаких подозрений в пароходстве.

С этого момента начинается рассказ о последних часах жизни нашего танкера. Чтобы были понятны наши дальнейшие действия, нужно сказать пару слов о месте, куда мы вели наше судно. Читтагонг — город на юго-востоке Бангладеш. Сейчас в нем живет 4 миллиона человек. В описываемые времена было несколько меньше, но все-равно бангладешцев в этом районе было очень много. Это – мировой центр утилизации морских судов. Скажем прямо: это – клоака Индии. Чуть севернее Читтагонга находится дельта великой реки Ганг. Это - третья по полноводности река мира начинается в Гималаях, пробегает 2700 километров по Индии, смывает по дороге плодородные и неплодородные почвы и пепел многих сотен тысяч сожженных после смерти индийцев. Место, где заканчивается Ганг – Индийский океан в районе Читтагонга. Океан в этом месте очень грязный и илистый от стоков Ганга. И, надо же так совпасть - здесь находит последнее пристанище около 50% мирового объёма кораблей, списанных на металлолом. Самое большое в мире кладбище кораблей. Чудовищно грязное. НО – такова жизнь. На двадцатикилометровое береговое пространство между дельтой Ганга и устьем реки Карнафули 3-5 раз в неделю выбрасываются (в буквальном смысле) старые суда разных стран. Потом десятки тысяч бангладешцев разрушают и растаскивают обломки корпусов.

Технология разборки судов – примитивнейшая – разрезка корпусов автогенами и растаскивание вручную обломков на берег к транспорту, который доставляет металл на местный металлургический комбинат. Вся технология сводится к газовой горелке, лому, кувалде и грязным веревкам.

На побережье нет никаких приспособлений для расчаливания прибывающих судов. Весь фокус заключается в том, что судно на огромной скорости направляется на заранее определенный участок илистого берега и намертво присасывается на ровном киле. В момент отлива местные рабочие по полужидкому илу вытаскивают на берег остатки ценного оборудования, судовую мебель, переборки и деревянные перекрытия (из которых можно собрать новую мебель подешевле), отделочные материалы, трубы, кабельное хозяйство и пр. Я уж не говорю о станках, движках и прочих механизмах.

А вот когда остаётся один корпус, то его поджигают, чтобы выгорело всё, что может гореть. (Понятно почему танки перед выброской на берег тщательно промывались. От остатков паров легких фракций танкер попросту бы разорвало, как бомбу при первой же искре на борту). После этого начинается основная разделка на металлолом.

Подход к Читтагонгу тщательно планируется и согласуется с местным агентом. В зависимости от тоннажа судна и его осадки агентом сообщается вилка времени, во время которой уровень воды оптимален для выброса судна на конкретный участок берега. Позже этого времени у агента нет вариантов оформить приход судна сходу.

Мы сообщили подход в Читтагонг на вечер воскресенья. В общем, всё оказалось замечательно! Как и просчитали, пришли чётко ко времени, назначенному агентом. Но, по разным причинам, ОН не успел. Пока сгрузили нас и все вещи, даже той команды, что выбрасываться будет, пошёл отлив. Едва к обеду успели закончить выгрузку. Завезли всех пока в одну гостиницу.

На танкере остался капитан, второй механик, помощник, рулевой, боцман, электромеханик. Приблизительно с 50-ти миль от точки выброса на берег мы начали движение, и на приливе, как говорится, разогнали «за планку» двигатель - сняли все ограничители главного двигателя, выжимая из него максимум оборотов, на которые он был еще способен. А чего теперь жалеть? Зато судно на большой скорости подальше выскочит на берег! Из машинного отделения всех убрали. И лоцман, и все наши на мостике, вцепились в поручни. Где ж это видано, морякам испытывать то, чего всё время избегали!

Маневр был славный. Как глиссер, вылетели на берег по жидкому илу между ранее прибывшими судами. Надстройка-то невысокая и крепкая, поэтому и вибрации, практически, не было. Не знаю точно, но подозреваю, что двигатели со станин слетели в машине – инерция была сильная, а потом раз – и «присосались». Дальше надо было до отлива сойти на катер, а иначе можно застрять уже на мертвом судне часов на двенадцать или прыгнуть в ил по грудь.





Часов в семь весь экипаж прибыл в гостиницу. Посчитались, оказалось – всем места нет. Самые ушлые остались, но я услышал, как агент капитану гарантировал местечко получше и отказался от заселения. Так мы, восемь человек, оказались в какой-то интуристской двухэтажной пагоде с телевизором на первом этаже. Помню эту гостиницу ещё и потому, что был чемпионат по футболу, и наши ребята не отлипали от экрана.

Апартаменты в гостинице были скромные – две кровати под марлевым балдахином и санузел со сливом во двор. В санузле прекрасно уживались терракотовые гекконы с присосками на кончиках лап, которые могли бегать в любом направлении, не беспокоясь о земном притяжении. Поэтому, прежде чем забраться на унитаз, приходилось внимательно осматривать окрестности и закоулки. Я уже не говорю о прочей мелочи типа тараканов, сколопендр, пауков и сороконожек, видимо за ними охотились мыши, а они прятались у нас.

Укладываясь спать, конечно, мы все щелочки затыкали марлёвкой. Что-то не припомню, чтобы нас кормили, но если это и было, то видимо пища была очень незапоминающейся. Однако, с нами отправились в эту же гостиницу с подачи Серёги Швайликова (он матросом со мной стоял) шеф-повар Жека и буфетчица Верка – все туапсинцы, как ты понимаешь. В общем, кто вернулся последним с корабля, тот и оказался здесь.

Так вот были у них чУдные сумки, заполненные на судне картошкой, тушенкой, овощами. Была у нас кастрюля, кипятильник и чайник. Верке помогал матрос Петя, который и остался с ней жить – околдовала! С капитаном вселился второй помощник. Они давно работали, и Сашка всегда прикрывал слабый английский капитана. Я и Серёга попали в один номер, а Жека поселился с матросом Жорой Биленко - моим земляком из Туапсе. Такая весёлая компания и столовалась вместе: борщичок, отварная картошка с тушёнкой, рыбные консервы и т.д. Так неделю и протянули, добавляя к рациону бананы, ананасы, манго. Плоды хлебного дерева не пошли, а зря.

Сделали мы вылазку в город. Зонты взяли – дождь моросил всё время. Но, как оказалось - не тот случай. При влажности почти 100% покрываешься мгновенно липкой влажной корочкой, которая потом стекает по всему телу на землю. И, тем не менее, мы попали в местный супермаркет. Кто-то прикупил статую сушеной кобры, кто-то ещё местные безделушки.

А потом пошли на рынок «сингапурский». Как мне объяснил агент: очень много контейнеровозов приходит, а народ их разгружает. Вот тут по Жванецкому: кто что охраняет, тот то и имеет! Я купил пару полотенец местной работы, хлопок изумительный, лет двадцать продержались.

Но на этом выходы прекратились, удовлетворив любопытство, остановились на преферансе и книгах. Да и коридорный нас отругал за то, что мы купили ананасы так дорого, он потом авоськами таскал за доллар штук 5-6. Так они с нами и полетели домой.

Дорога из Читтагонга в Дакку – столицу Бангладеш - проходила вдоль реки Бурхи-Ганг, на отмели которой стояли мертвые корабли в разной стадии отмирания: чёрные с обнаженными ребрами, обрезанными носами, мачтами, зияющие черными глазницами иллюминаторов. Наш «Василий Порик» ещё стоял во всей красе и красках, с узнаваемой советской серпасто-молоткастой эмблемой советского морского флота на трубе!

***

Не уверен, что в наше время будет интересно смотреть, но в 1970 году был снят двухсерийный фильм о Базиле - Василии Порике:





Переходы к другим сказам Анатолия Захарченко:


*Морские зайцы (Из рассказов Анатолия Захарченко)

*Обычный рейс (Из рассказов Анатолия Захарченко)

*Курс на запад

*Панамский канал - как он есть...

*Aqua vita - Pepsi-Cola

*Тихоокеанские сюжеты или опять "морские зайцы"

*Долгая дорога домой

*Зеленый луч (Из рассказов Анатолия Захарченко)

*На ремонте в Греции. (Из рассказов Анатолия Захарченко)

*Большая рыбалка (Из рассказов Анатолия Захарченко и Сергея Рощина)

*Путевка в жизнь

*Операция «Шестерня»

*ЧП в Юго-Восточной Атлантике

*Анжелика

*День Нептуна капитана Врунгеля

*День Нептуна

*Что в имени тебе моем?

*Как корабль назовешь, так он и поплывет

*Люботинские рейсы

*Перестой в Новороссийске

*Всем судам Министерства морского флота СССР…

*Лебединая песня «Люботина»

*Последний рейс танкера «Люботин»

*Последний рейс Василия Порика – Человека и теплохода

*Юбилей Старого моряка

*О сложностях межнационального общения (Из рассказов Анатолия Захарченко)



К главной странице Морских сказов


 

5 февраля 2015
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


Комментарий от 7 февраля 2015 00:09
#1
 
Giacco





icq: {icq}

  
Благодаря этому рассказу осознал, что Бангладеш - место, где самое большое человеческое кладбище (река Ганг - туда индийцы сбрасывали пепел и кости сожженных покойников или "почти" сожженных покойников). Ганг впадает в Индийский океан в районе самого большого в мире острова погибших кораблей. У индийцев есть представление о карме: души праведников должны возродиться в достойных телах. Грешники - в тварях недостойных. За это отвечает Буда. А суда имеют свою карму: каждый должен получить достойное продолжение в предметах культуры.
зарегистрирован: 15.04.2007    

Информация
   
 

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 
на этом сайте используются авторские материалы, при копировании активная ссылка на сайт обязательна


1
2
3
4
5
11
6
7
8
9
10
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
Rambler's Top100  Adre - поисковая система, каталог сайтов ProtoPlex TOP-100: борьба лидеров! Faststart.ru: Информационный портал продвижение сайта; разработка корпоративного сайта, оптимизация веб-сайта